Перейти к содержанию
Авторизация  
_wildwind_

Николай Гумилев

Рекомендуемые сообщения

Мне всегда нравилось его творчество. Человек был на "своей волне", не копируя никого, а таких стоит уважать.

Уверен, что на форуме мало кто читал его. Ну может в школе, но там в основном "Конквистадоры" и прочее, прочее, прочее... А у Гумилева есть действительно чумовые стихи.

 

 

Неслышный, мелкий падал дождь,

Вдали чернели купы рощ,

Я шел один средь трав высоких,

Я шел и плакал тяжело

И проклинал творящих зло,

Преступных, гневных и жестоких.

 

И я увидел пришлеца:

С могильной бледностью лица

И с пересохшими губами,

В хитоне белом, дорогом,

Как бы упившийся вином,

Он шел неверными шагами.

 

И он кричал: «Смотрите все,

Как блещут искры на росе,

Как дышат томные растенья,

И Солнце, золотистый плод,

В прозрачном воздухе плывет,

Как ангел с песней Воскресенья.

 

Как звезды, праздничны глаза,

Как травы, вьются волоса,

И нет в душе печалям места

За то, что я убил тебя,

Склоняясь, плача и любя,

Моя царица и невеста»

 

И всё сильнее падал дождь,

И всё чернели кущи рощ

И я промолвил строго-внятно:

«Убийца, вспомни Божий страх,

Смотри, на дорогих шелках,

Как кровь, алеющие пятна».

 

Но я отпрянул, удивлен,

Когда он свой раскрыл хитон

И показал на сердце рану.

По ней дымящаяся кровь

То тихо капала, то вновь

Струею падала по стану.

 

И он исчез в холодной тьме,

А на задумчивом холме

Рыдала горестная дева.

И я задумался светло

И полюбил творящих зло

И пламя их святого гнева.


Чтобы видеть многое, надо научиться не смотреть на себя...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Как труп, бессилен небосклон,

Земля — как уличенный тать,

Преступно-тайных похорон

На ней зловещая печать.

Ум человеческий смущен,

В его глубинах — черный страх,

Как стая траурных ворон

На обессиленных полях.

 

Но где же солнце, где лунам?

Где сказка — жизнь, и тайна — смерть?

И неужели не пьяна

Их золотою песней твердь?

И неужели не видна

Судьба — их радостная мать,

Что пеной жгучего вина

Любила смертных опьянять.

 

Напрасно ловит робкий взгляд

На горизонте новых стран.

Там только ужас, только яд,

Змеею жалящий туман.

И волны глухо говорят,

Что в море бурный шквал унес

На дно к обителям наяд

Ладью, в которой плыл Христос.


Чтобы видеть многое, надо научиться не смотреть на себя...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Поэту

("нашим" стоит почитать и поучиться :lol: )

 

Пусть будет стих твой гибок, но упруг,

Как тополь зеленеющей долины,

Как грудь земли, куда вонзился плуг,

Как девушка, не знавшая мужчины.

 

Уверенную строгость береги:

Твой стих не должен ни порхать, ни биться.

Хотя у музы легкие шаги,

Она богиня, а не танцовщица.

 

И перебойных рифм веселый гам,

Соблазн уклонов легкий и свободный,

Оставь, оставь накрашенным шутам,

Танцующим на площади народной.

 

И выйдя на священные тропы,

Певучести, пошли свои проклятья.

Пойми: она любовница толпы,

Как милостыни, ждет она объятья.


Чтобы видеть многое, надо научиться не смотреть на себя...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

_wildwind_

Я полюбил Гумилёва когда мне попали страницы его книги отпечатанные на печатной машинке. Что-то вроде рукописи. Жаль не сохранились... :lol:

Особенно мне нравится вот это его произведение:

 

В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо свое, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

 

И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались в ужасе к луне,

Если, точно розовое пламя,

Слово проплывало в вышине.

 

А для низкой жизни были числа,

Как домашний, подъяремный скот,

Потому что все оттенки смысла

Умное число передает.

 

Патриарх седой, себе под руку

Покоривший и добро и зло,

Не решаясь обратиться к звуку,

Тростью на песке чертил число.

 

Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь земных тревог,

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что Слово это - Бог.

 

Мы ему поставили пределом

Скудные пределы естества.

И, как пчелы в улье опустелом,

Дурно пахнут мертвые слова.

1921

 

Кстати в 1921 году Николай Степанович Гумилёв умер. В его творчестве много произведений написанных на духовные темы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Путешествие в страну эфира - рулит :lol:

 

Старый доктор говорил: "Наркотики не на всех действуют одинаково; один умрет от грана кокаина, другой съест пять гран и точно чашку черного кофе выпьет. Я знал одну даму, которая грезила во время хлороформирования и видела поистине удивительные вещи; другие попросту засыпают. Правда, бывают и постоянные эффекты, например, сияющие озера курильщиков опиума, но в общем тут, очевидно, таится целая наука, доныне лишь подозреваемая, палеонтология де Кювье, что ли. Вот вы, молодежь, могли бы послужить человечеству и стать отличным пушечным мясом в руках опытного исследователя. Главное - материалы, материалы", - и он поднял к лицу запачканный чем-то синий палец.

 

 

И еще вот это нравицца

Очарован соблазнами жизни,

Не хочу я растаять во мгле,

Не хочу я вернуться к отчизне,

К усыпляющей мертвой земле.

 

Пусть высоко на розовой влаге

Вечереющих гроных озер

Молодые и строгие маги

Кипарисовый сложат костер.

 

И покорно, склоняясь, положат

На него мой закутанный труп,

Чтоб смотрел я с последнего ложа

С затаенной усмешкою губ.

 

И когда заревое чуть тронет

Темным золотом мраморный мол,

Пусть задумчивый факел уронит

Благовонье пылающих смол.

 

И свирель тишину опечалит,

И серебряный гонг заревет

И час, когда задрожат и отчалит

Огневеющий траурный плот.

 

Словно демон в лесу волхвований,

Снова вспыхнет мое бытие,

От мучительных красных лобзаний

Зашевелится тело мое.

 

И пока к пустоте или раю

Необорный не бросит меня,

Я еще один раз отпылаю

Упоительной жизнью огня.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Оригинальное стихотворение:

 

МУЖИК

В чащах, в болотах огромных,

У оловянной реки,

В срубах мохнатых и темных

Странные есть мужики.

 

Выйдет такой в бездорожье,

Где разбежался ковыль,

Слушает крики Стрибожьи,

Чуя старинную быль.

 

С остановившимся взглядом

Здесь проходил печенег...

Сыростью пахнет и гадом

Возле мелеющих рек.

 

Вот уже он и с котомкой,

Путь оглашая лесной

Песней протяжной, негромкой,

Но озорной, озорной.

 

Путь этот - светы и мраки,

Посвист разбойный в полях,

Ссоры, кровавые драки

В страшных, как сны, кабаках.

 

В гордую нашу столицу

Входит он - Боже, спаси!-

Обворожает царицу

Необозримой Руси

 

Взглядом, улыбкою детской,

Речью такой озорной,-

И на груди молодецкой

Крест просиял золотой.

 

Как не погнулись - о горе!-

Как не покинули мест

Крест на Казанском соборе

И на Исакии крест?

 

Над потрясенной столицей

Выстрелы, крики, набат;

Город ощерился львицей,

Обороняющей львят.

 

"Что ж, православные, жгите

Труп мой на темном мосту,

Пепел по ветру пустите...

Кто защитит сироту?

 

В диком краю и убогом

Много таких мужиков.

Слышен но вашим дорогам

Радостный гул их шагов".

<1918>

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×