Перейти к содержанию
Авторизация  
Ball

Шаов Тимур

Рекомендуемые сообщения

Разговор с критиком

 

Он пришёл с лицом убийцы,

С видом злого кровопийцы,

Он сказал, что он мой критик

И доброжелатель мой,

Что ему, мол, штиль мой низкий

Эстетически неблизкий,

Я фуфло, а он - Белинский,

Весь неистовый такой.

 

Возмущался, что я грязно,

Своевольно, безобразно

Слово гадкое "оргазм"

Безнаказанно пою.

"Ты ж не просто песни лепишь -

В нашу нравственность ты метишь!

За оргазм ты ответишь,

Гадом буду, зуб даю!"

 

Я пристыженно заохал,

Стал прощения просить.

Сам подумал: "Дело плохо,

Этот может укусить".

Распалился он безмерно,

Оскорбить меня хотел.

"Ты вообще, говорит, нудист, наверно!

А ещё очки надел!

 

Нет, спеть бы про палатки и костёр,

Про то, как нам не страшен дождик хмурый!

Но ты засел, как вредоносный солитёр

Во чреве исстрадавшейся культуры!

 

Вреден я, не отпираюсь.

Утопил Му-Му я, каюсь.

Всё скажу, во всём сознаюсь,

Только не вели казнить.

Это я бомбил Балканы,

Я замучил Корваллана,

И Александра Мирзаяна

Я планировал убить.

 

А как выпью политуру,

Так сажусь писать халтуру.

Постамент родной культуры

Я царапаю гвоздём.

Клеветник и очернитель,

Юных девушек растлитель,

И вообще я - врач-вредитель,

Приходите на прием!

 

Если есть где рай для бардов,

Я туда не попаду.

Если есть где ад для бардов,

То гореть мне в том аду.

А в раю стоят палатки,

Всё халявное кругом:

Чай густой, а уксус сладкий,

И все песни лишь о том, что:

 

Да здравствуют палатки и костёр,

Наш строй гуманный, развитой туризм,

Ведёт народ к победам ля минор.

Всё остальное - ревизионизм.

 

И разгневанный радетель

За чужую добродетель

На меня за песни эти

Епитимью наложил.

Ты, говорит, обязан, хоть я тресни,

Написать сто двадцать песен

О туризме и о лесе,

Кровью все взамен чернил.

 

Думал я: "Достал, постылый!

Чо те надо-то, мужик?

Серафим ты шестикрылый,

Ну вырви грешный мой язык!"

Слушал я, ушами хлопал,

А когда совсем устал,

То сказал я громко: "Жопа!"

Тут он в обморок упал.

 

Но с тех пор в душе покоя нет,

И от переживания такого

Как-то мне приснился Афанасий Фет,

Бьющий Иван Семёныча Баркова.

 

Он лупил его кастетом,

Приговаривал при этом:

"Я пришёл к тебе с приветом

Рассказать, что солнце встало,

Что воспитанным поэтам

Выражаться не пристало".

А Барков просил прощенья,

Сжёг поэму про Луку.

Вот такое вот знаменье

Мне приснилось, дураку.

 

Но я песню написал назло врагам,

Как одна возлюбленная пара

У костра, в палатке, под гитару

Получила пламенный оргазм.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бардов не очень люблю, особенно из-за хорового пения вокруг костра - теряется индивидуальность. Но есть несколько...! Тимура Шаова обожаю! Какой юмор, точность... А песня про пиво, снобизм и пр., пр., пр.!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×