Перейти к содержанию
Авторизация  
Ганин Иван

История 2044 (антиутопия)

Рекомендуемые сообщения

История 2044.

 

 

Глава первая.

 

Добрый день.

Я хотел рассказать вам занимательную историю, которая произошла со мной этой зимой. Многим она покажется вымыслом, многие найдут в ней сходство с другими историями, а большинство её даже не прочтут. Но могу вас заверить, что всё здесь написанное это сущая правда. Ну, или почти правда.

Для начала, пару слов о том, где всё это происходило. Если кто не знает, то живу я в городе Сергиев Посад, что в семидесяти километрах от Москвы. Город небольшой, но достаточно известный. Центр православия как-никак. Жители Москвы, Лондона или Нью-Йорка, конечно, могут возмутиться, что такие невероятные и крайне судьбоносные для всего человечества события происходят в городе, где и метрополитена то нет. Но тут уж ничего не поделаешь.

Всё началось совершенно случайно. До Нового Года оставалось всего две недели. Погода стояла праздничная, солнечная и морозная. И всё было бы замечательно, но неожиданно у меня заболел зуб. Пришлось в срочном порядке ехать к моему другу Диме, который работает стоматологом. Но как назло я ещё и простыл. Не знаю почему, но я всегда простужаюсь накануне Нового Года. Из-за насморка дышать было тяжело, и я попросил у Димы какие-нибудь капли.

- Вот бери. Эти, правда, пока еще проходят клинические испытания, но они нормальные, не бойся, сам пробовал. Помогает хорошо. - сказал он и дал мне маленький пластиковый пузырек с ярко красной крышечкой и встроенной пипеткой. Этикетки, правда, на нём не было, а сбоку было просто нацарапано обычной шариковой ручкой СВК+

 

Я , конечно, Диме, доверяю и мне было по большому счёту всё равно. Поэтому я запрокинул голову и закапал эти капли, не ожидая, что с этого момента моя жизнь перевернётся с ног на голову.

- А они у тебя откуда? - спросил я для поддержания разговора.

- Я их и испытываю - усмехнулся он - На себе конечно, ну и на тебе теперь. Ложись.

Я открыл рот как можно шире и приготовился к неприятной процедуре. Дима пододвинул лампу к моему лицу, потом потыкал в зубы железной палочкой с крючком и включил бормашину. Вдруг жужжание резко усилилось, кресло задрожало и как будто начало куда-то проваливаться. Я инстинктивно схватился за подлокотники и попытался вскочить, но не успел. Через мгновение стало темно, я пролетел вниз около двух метров и сильно ударился левым плечом.

Очнулся я почему-то в сугробе, недалеко от поликлиники. Как я там оказался было для меня загадкой. Стены поликлиники были целыми, без трещин, окна тоже. Никакого взрыва, вроде, не было, землетрясения в нашей местности исключены, ураганов зимой не бывает.

- Э-э-э.. - сказал я достаточно громко и поднялся - Охрене-е-еть.

На улице было пустынно, спросить, что произошло, было не у кого. Надо было вернуться назад в кабинет и всё выяснить. Пришлось по снегу пробираться до входа в поликлинику.

Пока я осторожно, чтобы не набрать снега в ботинки, переступал по сугробам, в жилом доме, который находится через дорогу, происходило что-то невероятное. Из нескольких окон, расположенных на разных этажах одновременно выпали веревки. А из одного даже верёвочная лестница. По этим верёвкам стали быстро спускаться люди. В то же самое время, несколько человек бегали внизу и пытались ловить тех, кто вылезал из дома. Получалось это у них не очень хорошо, и через минуту, все скалолазы смогли разбежаться в разные стороны. Правда одному, довольно тучному гражданину, которому как раз и принадлежала верёвочная лестница, чтобы избежать плена, пришлось подняться обратно в окно. Всё это длилось меньше минуты, после чего, верёвки были втянуты обратно. Несколько человек, из тех кто ловил, стали прохаживаться неподалёку изредка поглядывая наверх, но большая часть пошла внутрь того же дома. «Очень интересно» - подумал я - «Наверное, какие-то учения для подготовки к чрезвычайным ситуациям».

 

Добравшись, наконец, до поликлиники, я обнаружил, что на входе неизвестно откуда появился турникет. Видимо, его установили, пока я находился в кабинете, так как раньше его там не было. Сам турникет состоял из метрового столбика с небольшой узкой прорезью посередине как у банкоматов и вертушкой из блестящих железных труб. Сверху прорези были две лампочки красная и зелёная. Причём турникет был не новый, а достаточно потрепанный с облезлой краской и кое-где проступавшей ржавчиной. Лишь трубы вертушки были отполированы до блеска. Турникет был закрыт, и чтобы попасть внутрь мне пришлось через него перелезть. Но как только я преодолел это неожиданно возникшее препятствие, из окошечка регистратуры, которая располагалась недалеко от входа, внезапно высунулась голова в белом колпаке и начала пронзительно свистеть в свисток.

- Что случилось - спросил я довольно громко - А?

В этот момент, ещё одна медсестра выбежала из коридора и с возгласом «куда-а-а» схватила меня за рукав. Да так сильно, что рубашка не выдержала и затрещала по швам.

- Спасибо, Любочка - поблагодарила она регистраторшу - Даже и на минуту отойти нельзя… сразу лезут без проходного.

Голова из регистратуры умолкла и, потеряв интерес к происходящему, спряталась обратно в окошко.

- Т-а-а-к к-у-д-а-а л-е-е-зем - растягивая слова, продолжила сестра - а н-у-у наз-а-а-д - добавила она и подтолкнула меня к турникету, видимо намекая на то, чтобы я перелез обратно.

- Что за чушь! - крикнул я, и, резко высвободившись, добавил - отстань от меня …

- А н-у-у-у - еще раз кивнула она на турникет, но уже как-то нерешительно.

Идиотизм. - возмутился я, и, быстрым шагом направился в Димкин кабинет, который, слава богу, был недалеко.

Перед кабинетом сидели две женщины, видимо ждали своей очереди. Ничего не говоря, я распахнул дверь и вошёл внутрь. Странно, но они даже не возмутились, наверное, приняли меня за врача. Но еще более странным было то, что никакого Димки в кабинете не оказалось, вместо него с бормашиной в руке стояла девушка, а в кресле сидел какой-то мужик. Девушка, надо сказать, была очень даже ничего. Не красавица с обложки, но лицо миленькое. Сначала, от удивления, я даже хотел выйти обратно, но потом передумал, ведь надо же было наконец узнать, что здесь произошло. И только я раскрыл рот, чтобы задать вопрос, как девушка меня опередила:

- Добрый день. Если вы на очередной курс, то взяточку на стол кладите, пожалуйста, и проходите, в коридор для прохождения процедуры. - очень вежливо сказала она.

- Что класть? - растерялся я. Мне показалось, что я ослышался - А где Дима? Что вообще случилось?

- Вы наверное ошиблись кабинетом - опять очень ласковым голосом предположила девушка.

- Нет, не ошибся - придя немного в себя, продолжил я - Я здесь был. Вот только что. Ну минут пять назад. И вот именно в этом кабинете, на том же месте где сейчас вы, стоял Дима, мой друг, от стоматолог … тоже … как и вы. А я здесь лежал, где теперь вот он. - возбужденно выпалил я и тыкнул пальцем на сидящего в кресле мужика - А потом я непонятно как оказался на улице. Как-то видимо из окна выпал или может меня взрывной волной вынесло. И вот я возвращаюсь, а вместо Димки теперь вы. Я вас очень прошу, просто ответьте, что здесь произошло и где Дима. - В этот момент меня настолько переполняли эмоции, что зубная боль прошла сама собой.

- Зачем вы кричите. - спокойно ответила девушка и ласково дотронулась до моего плеча - Я здесь сегодня с утра и никуда не уходила, и никакого взрыва не было, и Димы тоже.

- А! - догадался я и воскликнул - Это розыгрыш. Скрытая камера. Эй, выходите…

В это же мгновение дверь кабинета распахнулась, и внутрь вошли два человека. Но на телеведущих они, к сожалению, не походили. Оба были в милицейских фуражках и с красными повязками на рукавах. У одного на повязке красовалась большая белая цифра один, у другого двойка. Остальная одежда незнакомцев была обычного гражданского вида.

- Попа-а-а-а-ался-я - донеслось из коридора, и в проёме показалась уже знакомая мне вахтёрша. - Держ-и-ы-ы…

Эти полумилиционеры меня естественно тут же схватили. Я пытался объяснить всё абсурдность ситуации, грозил, что буду на них жаловаться, но они, как и подобает настоящим милиционерам, на мои слова не реагировали. Меня выволокли на улицу, и повели в отделение.. Шёл снег, а на мне кроме рубашки и штанов ничего не было, так как куртка моя осталась в Димкином кабинете, который теперь вообще неизвестно куда подевался.

- Изверги - вырвалось у меня - что ж вы меня до смерти заморозить собираетесь.

- Хватит орать то - пробурчал полумилиционер под цифрой 2 и подтолкнул меня к двери, над которой висела большая вывеска ПИЦЦЕРИЯ №956.

Мне даже стало немного стыдно. Такой доброты от представителей власти я не ожидал. Может еще и покормят - помечтал я, но был жестоко разочарован. Как только мы вошли внутрь, я понял, что это был обычный милицейский участок, каких у нас по всей стране тысячи.

В участке меня сначала обыскали, забрали телефон и мелочь, которая валялась в кармане, а потом закрыли в обезьяннике. Всё отделение располагалось в одном просторном помещении, стены которого были выкрашены в ядовито-зеленый цвет. Клетка обезьянника была смонтирована в самом дальнем углу, а возле входа стоял стол дежурного с двумя телефонами красного и белого цвета. Посередине участка, за исключением нескольких скамеек, ничего не было. На одной стене в рамочке висел герб России. Правда нарисован он был как-то криво, а на стене напротив была прибита доска с крючками из гвоздиков, на некоторых из них висели милицейские фуражки и повязки с разными цифрами от единицы до трёх.

Заперев меня в клетке, конвоиры, ничуть не стесняясь, развалились на лавках и задремали. Дежурный строго посмотрел на меня издалека и начал кому-то звонить по красному телефону. Мне стало неудобно, и я отвернулся.

Кроме меня за решёткой томился еще один несчастный старичок. Вид у него был потрёпанный, взъерошенные волосы клочками торчали во все стороны и, если честно, от него попахивало. Он с большим любопытством смотрел на меня и видимо только и ждал момента, когда я тоже обращу на него своё внимание. Подняв вверх сжатую в кулак ладонь, старичок изобразил что-то похожее на знак «но пасаран» и заговорщицки подмигнул.

- Опять? - прошептал он - Ну ничего мы им еще покажем. Держись. Долой двухголового.

Кто-то из нас двоих был явно не в своём уме, и в свете последних событий, мне всё больше казалось, что свихнулся именно я.

- Иван - неожиданно назвал меня по имени старичок и тихо-тихо добавил - передай Вере, что задание выполнено.

- Кому передать? Что? - удивился я и раздражённо закричал - Да не знаю я ни Веры, ни вообще ничего я не знаю. Мне надо позвонить домой. Что здесь вообще происходит. Кто мне всё это сможет объяснить.

- Мы объясним - раздался негромкий, но твердый голос за моей спиной.

Я повернулся и с удивлением обнаружил, что и дежурный и полумилиционеры вытянулись по стойке смирно с равнением на дверь. В это время в участок входил коротко стриженный невысокий человек плотного телосложения. На руке его была повязка с цифрой 5. По всему было видно, что он чувствовал себя здесь хозяином. Движения его были резки и стремительны, взгляд пронзительный и с каким-то прищуром.

- Мы объясним - быстро повторил он, оглядываясь по сторонам, как бы проверяя всё ли в порядке. - Я вот уж не стал патруля дожидаться и сразу сюда, как узнал что вы здесь. Что ж тянуть думаю, сразу все дорогому Ивану Викторовичу и объясню. А вы уж объясните, как вам удалось из нанолечебницы сбежать. Кто вам помогал? Вы же Иван Викторович думаете, что вам всё с рук сойдет. Организуете какие-то подпольные кружки, лозунги всякие по ночам на домах рисуете. А может, вы дорогой засланы к нам оттуда? А? - подмигнул он, причмокивая и показывая пальцем на северо-восток, а потом подошёл ко мне вплотную и не без удовольствия продолжил - Но теперь всё. Попался. На этот раз лечебницей не отделаетесь, теперь вам на газоразработки прямая дорога. Рецидив. Конечно, вашу шпионскую организацию нам ещё предстоит разоблачить. Но для начала будет достаточно и вас. Без вожака стадо само разбежится. А?. Как же вы так Иван Викторович опростоволосились. На таком пустяке попались.

Незнакомец говорил быстро с причмокиванием, как бы наслаждаясь словами. Наверное, большой начальник, подумал я, или следователь.

- Вы наверно что-то путаете - попытался я оправдаться.

- Конечно-конечно - закивал он - Путаем. Да-да. А это? - следователь подошёл к дежурному и показал на мою мелочь, которая валялась на столе рядом с моим же телефоном. - Фальшивые деньги. От этого ты милый не отвертишься.

- Как фальшивые? - удивился я.

- А то вы не знаете? Вот ваши деньги, а вот мои. Видите разницу? - сказал он и двумя пальцами взял со стола одну монетку, а затем достал из своего кармана вторую. Потом он опять подошёл к обезьяннику и поднёс обе монетки к самому моему носу орлами вперед. - Ну?

Хорошо, подумал я, посмотрю. Деньги были в общем-то одинаковые, два белых металлических кругляшка по 5 рублей. На одном герб и на другом. Правда, тут я заметил, что гербы действительно немного отличались. Один орёл показался мне обычным, а вот второй был странноватым. Головы орла были какими-то неестественно большими, я бы даже сказал, что они больше походили на человеческие. Вместо «Банк России» сверху была надпись «ЕдНаноГаз», а внизу где должно быть отчеканено «пять рублей» стояла странная надпись «пять взяток».

- Да-а-а. - промычал я - разные. Но это же всего 5 рублей. Я даже и не замечал что они такие … фальшивые …. еднаногаз какой-то…. Да я вообще их в первый раз вижу.

- Разве? - прищурился следователь - Какие именно деньги Вы, Иван Викторович, не видели. Какие из них ваши, покажите уж нам, пожалуйста?

- Вот эти конечно - сказал я и взял нормальную монетку.

- А эти значит не настоящие? - с подозрением спросил следователь.

- Нет конечно. Это больше похоже на какой-то сувенир. Иногда такие монетки в качестве сувениров делают или для смеха. Ну вы встречали может…

- Для смеха. - заорал следователь и затрясся.

Видимо мои слова по-настоящему вывели его из себя. Хотя из-за чего непонятно. И учитывая то, что до сих пор он разговаривал со мной нарочито вежливо, такая резкая смена настроения была вдвойне неожиданной.

- Да я тебя сейчас сам придушу здесь на месте. - закричал он - А ну?- кивнул он дежурному - Открывай. Щас я поучу его немного, отведу душу на этом поганом предателе.

Дежурный достал из ящика стола связку ключей, встал и направился к обезьяннику. Пока он шёл, следователь пыхтел и, переминаясь как боксер, с ноги на ногу, потирал сжатый кулак о ладонь. И дураку было понятно, что ничего хорошего ждать не приходиться. Дежурный открыл замок и распахнул дверь, как бы приглашая меня выйти. Я естественно не торопился. Неожиданно у меня промелькнула мысль, а что если разбежаться, оттолкнуть дежурного и мимо следователя и полумилиционеров, которые теперь стояли под картиной с гербом и с любопытством наблюдали за происходящим, попробовать прорваться к двери. Она не заперта. А там будь что будет. Может весь этот кошмар на этом и кончиться также неожиданно, как и начался.

Я сделал шаг назад, присел и с криком А-А-А бросился вперёд. Дежурный шарахнулся от меня как от бешеной собаки. Следователь попытался схватить, но я рыбкой проскочил под его рукой. Путь к свободе был открыт. Я вскочил на ноги и даже успел почувствовать что-то похожее на удовлетворение от маленькой победы. «Вперед» - пронеслось в моей голове, и я стремительно рванул к двери. Но, к сожалению, неожиданности, которые припасла для меня судьба на тот злополучный день, еще не закончились.

- Сто-я-я-я-я-ть - донёсся из-за спины крик следователя, который пришёл в себя и бросился в погоню.

- Лэж-а-а-а-ть…- раздалось в это же самое мгновение с другой стороны. Дверь с грохотом распахнулась, и в участок ворвался одетый во всё чёрное человек. В чёрных брюках, в чёрной куртке и с чёрным чулком на голове. Он метнул в комнату какой-то сверток, из которого сразу повалил густой сиреневый дым и бросился на следователя. Я оказался как раз между ними и, чтобы не попасть под удар, мне опять пришлось сделать нырок рыбкой. Окутанные дымом они сцепились между собой. Полумилиционеры, раньше стоявшие в стороне, видимо начали понимать, что к чему и поспешили на помощь к своему шефу. Старичок из обезьянника тоже кинулся в общую кучу малу. Выяснять, чем закончиться эта заварушка, у меня не было никакого желания и я, поднявшись, поспешил к выходу. Тем более, что сиреневый дым заполнил уже весь участок так, что ничего стало не видно да и дышать можно было с трудом.

Выбравшись на улицу, я откашлялся и с жадностью стал глотать свежий воздух.

- Скорей. - окликнул меня кто-то и потянул за руку.

Обернувшись, я увидел ещё одного человека в чёрном. Хотя на этот раз, судя по фигуре и высокому голосу, это была без сомнений девушка.

- Сюда. - позвала она и скрылась за углом.

Уж не знаю почему, но мне показалось, что ей можно доверять. По крайней мере, я и сам был не прочь смыться оттуда поскорее. Спрыгнув с крыльца, я побежал следом. Мы обогнули здание и нырнули в кусты. Растительность была такая густая, что прорываться через ветки приходилось с большим трудом, да и снег был здесь намного глубже. А так как я не имею привычки к таким забегам, то начал понемногу отставать.

- Эй… стой… - позвал я - куда мы бежим?

Женщина в чёрном остановилась, сняла с головы чулок и сказала не поворачиваясь:

- Так, Ваня, веди сейчас себя спокойно. Мы должны перейти улицу. На той стороне ….

- Так ты … - удивился я. Мне показалось, что это была та самая врачиха стоматолог из поликлиники. Я осторожно дотронулся до её плеча и попытался заглянуть в лицо. Это была именно она. Но что это могло значить.

- Что происходит? - воскликнул я - Что?

- Просто, Ваня - сказала она замявшись - Я …

- Что? - раздражённо повторил я и сжал её руку.

- Ваня. - повторила она ёще раз еле слышно и, повернувшись ко мне лицом, прошептала: - Я люблю тебя.

Я замер от удивления. А она вдобавок обхватила моё лицо ладонями и поцеловала меня, как говориться, в засос. Тут я вообще чуть не помер.

Мы молча смотрели друг на друга. В её глазах одновременно читались и вопрос и надежда. Она ждала моей реакции. Я это конечно понял, не дурак. Но что ответить не знал, мне очень не хотелось обижать эту девушку, пусть мы и были знакомы всего пару часов.

- Мне кажется, извини. - начал я - ты, наверное, с кем-то меня спутала. Я ведь даже не знаю, как тебя зовут.

- Спутала. - повторила она и оглядела меня на этот раз недоверчиво. - может быть. Но я не думаю. Конечно, ты выглядишь немного странновато. Я это сразу заметила. После нанопроцедур все меняются. Но ведь на память это не влияет. Неужели ты ничего не помнишь.

- Ничего. - подтвердил я - Потому что мне нечего помнить. Я, конечно, могу попытаться тебе всё объяснить. Да я даже очень хочу тебе всё это объяснить. Но боюсь, что это будет звучать как бред сумасшедшего. И может я уже действительно сошёл с ума, но уверяю тебя, что первый раз мы встретились только сегодня утром в поликлинике.

- Хорошо - кивнула она - расскажешь позже. Сейчас надо поторопиться. Мы должны быстро перейти через улицу. Пожалуйста, не суетись и не отставай. На той стороне недостроенное здание, с правой стороны железная дверь в подвал. Там наша новая ячейка. Там нас уже ждут.

- Кто? - удивился я.

- Друзья. Твои друзья. Не беспокойся, всё будет хорошо.

- Я уже ни о чём не беспокоюсь.

- Тогда пошли скорей, а то совсем окоченеешь. - скомандовала она, но внезапно остановившись спросила - А как ты думаешь меня зовут?

- Да я же говорю, что понятия не имею.

- Выбери любое имя. Наобум. Как тебе кажется.

- Ну… - замялся я и назвал последнее женское имя, которое слышал - скажем, Вера.

- Верно - ответила она - может потом и остальное вспомнишь, надо только подождать. Пошли.

Вера пригнулась и решительно направилась вперёд. Я поторопился за ней, протиснулся сквозь ещё один ряд плотных кустов и оказался на широком тротуаре. С этой стороны никаких строений не было, а на другой покрытый снегом стоял недостроенный дом. Я уже видел его сегодня всего пару часов назад, когда проезжал по этой дороге в поликлинику. Но тогда вокруг было полно рабочих в ярких оранжевых касках, и работал кран. Строителей теперь не было, хотя кран остался. Правда он стоял, чуть покосившись и уперевшись ржавой стрелой во второй этаж здания, как бы указывая на каком уровне здесь всё остановилось. По граффити, которыми были изрисованы стены, и по сугробам вокруг было понятно, что здесь давно уже никто не работал.

«Ладно - подумал я - может я что-то путаю и оранжевые каски я видел где-то еще.» И ещё я вспомнил, что моя машина, наверное, всё ещё стоит возле больницы, во всяком случае, я на это надеялся, и что мне следует за ней вернуться и как можно скорее добраться до дома. Но тогда мне вряд-ли удастся узнать правду, поэтому я решил, что сначала встречусь с этими загадочными «друзьями, которые меня ждут» и посмотрю, что будет дальше.

Машин не было, и мы пошли на другую сторону. И что странно, несмотря на то, что утром здесь было довольно гладко, сейчас весь асфальт был в глубоких ямах и колдобинах.

Из-за поворота послышался нарастающий гул мотора, и нам пришлось поторопиться. Мы перебежали улицу, перелезли через сугроб на обочине и спрятались за полуразвалившимся забором, который окружал стройку.

- Не высовывайся - предупредила Вера - это партийная машина. Могут заметить.

- Что? - не понял я, но послушно спрятался. Когда автомобиль проехал, я осторожно высунул голову и посмотрел вслед. Это был видавший виды уазик. Без каких-либо опознавательных знаков, но с мигалками. Причём было их, как мне показалось, не меньше пяти и все разных цветов: синяя, красная, зелёная, оранжевая и, кажется, жёлтая.

- Больше похоже на новогоднюю ёлку. - пошутил я.

- Бедный. - тихо сказала Вера и посмотрела на меня с такой жалостью, что мне стало не по себе. - Ты совсем ничего не помнишь. Милый..

Она придвинулась ближе и видимо хотела опять пристать ко мне со своей нежностью, но я сделал пару шагов назад и замотал головой.

- Память у меня в порядке. - объяснил я - Просто то, что я помню… то что было на самом деле… это как-то не вяжется вот со всем этим вокруг. А не вяжется только потому, что раньше всё было нормально, как и должно было быть. А сейчас, я как будто попал в театр абсурда или в какой-то дурацкий сон. И единственное, что мне сейчас следует сделать, это проснуться.

Я ущипнул себя за запястье, но ничего не изменилось. Я ущипнул ещё раз, да так сильно, что даже вскрикнул, но опять ничего не произошло. Вера посмотрела на меня с подозрением. Выглядел я довольно глупо.

- Пошли внутрь. - сказала она - а то ты уже синий весь.

Мы завернули за угол и постучали в массивную железную дверь.

- Кто? - раздался глухой голос.

- Карфаго деленда эст ⃰ - сказала вера по латыни.

- Фиат жуститиа эт переат мундус ⃰ - ответил голос и тоже не по-русски.

Замок защелкал, и дверь со скрипом открылась.

- Андрей - сказала Вера - Ну я же просила уже… Мало ли что.

- Смажу, Верочка, извини - ответил Андрей и пропустил нас внутрь. Андрей был молодым человеком лет двадцатипяти. Выдающегося роста и такойже выдающейся ужины. Как многие высокие, но застенчивые люди он постоянно сутулился и поэтому был похож на иссохшую и изогнутую воблу-переростка... Да, и пахло от него отвратительно.

По небольшому коридору мне пришлось пробираться на ощупь, так как после ослепительно яркого снега глазам было трудно привыкнуть к темноте. Коридор вёл в просторное помещение, которое освещалось одной лампочкой без абажура висевшей на проводе посередине комнаты. Под лампой находился большой кухонный стол прямоугольной формы с закруглёнными углами. На столе лежали толи географические карты, толи плакаты и стояла банка с фиолетовой краской. Роль стульев исполняли несколько пластиковых ящиков и пара набитых непонятно чем мешков. Возле дальней стены стоял диван и старомодный платяной шкаф. В подвале было тепло, видимо, здесь проходила действующая теплотрасса.

Как только мы вошли, нас встретил невысокий старичок с бородой, руки которого были по локти измазаны сиреневой краской. Приподняв ладони вверх, он осторожно, стараясь нас не испачкать приобнял сначала Веру, а потом меня. Мне стало жутко неудобно от такой фамильярности.

 

Carthago delenda est - Карфаген должен быть разрушен

Fiat justitia et pereat mundus - Пусть свершится правосудие и рухнет мир

- Ну наконец-то - сказал он - садитесь, рассказывайте.

Я пододвинул к себе мешок.

- Э нет, осторожно - заволновался старичок и вместо мешка предложил мне ящик - это новогодние подарочки для двухголового. Вот готовлюсь. Как всё прошло? Удачно? Где Василий?

- Василий скоро будет. Не беспокойся - ответила Вера - ты же его знаешь.

- Иван Викторович - спросил он меня - Как там в Нано?

- Он не помнит ничего - ответила Вера - даже моё имя забыл. Боюсь, ему придётся долго восстанавливаться.

- Совсем ничего. - удивился старичок.

- Совсем. - подтвердил я.

- И меня?

- Извините, но первый раз вижу.

- Шутишь?

Я покачал головой так убедительно, что старичок, кажется, поверил.

- Странно. Что же теперь делать, ведь до мероприятия осталось совсем мало времени. Мы же без Ивана как без рук. Надо срочно ввести его в курс дела. Может дать ему газет почитать, чтоб он вспомнил. Адрюша, подай, будь добр, там, на шкафу, есть парочка.

Андрей достал несколько мятых газет и передал их мне.

- Нет. - сказал я твердо - вы меня за кого-то другого принимаете. Кто вы все такие? И вообще мне домой уже давно пора. Откройте дверь.

- Видите. Ужас. - заволновалась Вера - Ваня, я объясню. Мы кружок археологов. Я, Андрей, Петр Петрович вот и Василий, он тебя из участка помогал вытаскивать, сейчас должен прийти скоро. Мы за то, чтобы все были свободными, чтобы никто не указывал, что нам делать, что слушать и что говорить. Мы за равноправие ….

- Короче. - вставил Петр Петрович - мы против двухголового.

- Кого? - раздражённо спросил я.

- Двухголового. - повторил Петр Петрович

- Я объясню - перебила Вера - Ванечка, слушай …

В этот момент в дверь постучали. И Вера попросила Андрея открыть.

- Это Василий. - сказала она.

Андрей вышел. И опять до меня донеслись странные слова про фиат ля ля мундус. Наверное, это пароль подумал я. Дверь заскрипела и через мгновение в комнату вошли еще три человека. Один был без сомнения, Василием. Так как был во всём черном, но уже без чулка. Выглядел он очень внушительно, сразу было видно, что спортсмен. Но, несмотря на такое русское имя он, по-видимому, был родом с Кавказа.

- Добрый дэнь. - сказал он с акцентом и отошёл в сторону.

Из-за его спины сначала показался длинный Андрей, потом вышел старичок, которого я видел в обезьяннике, а затем, с возгласом «долой двухголового», вышел человек, как две капли воды похожий на кого бы вы думали. На меня. Только одет он был по-другому. В телогрейке и валенках.

Все замерли от удивления. Повисла мёртвая тишина. Вера переводила глаза то на меня, то на вновь прибывших. Андрей стоял в сторонке и сутулился. Петр Петрович как-то странно пыхтел, но вслух ничего не произносил.

- Ну я же говорил вам, что вы меня за другого принимаете. Так и есть. - сказал я.

- Сидеть. - крикнул мой двойник. - мы с тобой разберёмся, собака. Нас так просто не возьмёшь. - он подошёл ближе и обратился к Вере - Я же вас предупреждал, что могут быть провокации, что надо быть предельно осторожными. А вы? Ладно, Андрей и Петрович. Но ты-то Верочка, как ты могла так запросто опростоволоситься. Какая ты всё-таки наивная.

- Прости Ваня - всхлипнула Вера

- И главное ко мне, ко мне втерся в доверие - заканючил старичок.

- Ладно, потом с вашим разгильдяйством разберемся, сейчас надо решить, что с этим шпионом делать. Держи его Вася.

Василий подошёл ко мне сзади и крепко схватил за руки. Вера достала из шкафа верёвку и начала меня ей обматывать.

- Всё что я тебе говорила, забудь. Понял. - сказала она тихо, чтобы новый Иван Викторович не услышал. - Гад. Обманул меня.

- Да никого я не обманывал, вы сами меня сюда притащили - возмутился я.

Тут Василий с такой силой затянул верёвку, что мне стало трудно дышать.

- Э-э-э-э-э-э- - захрипел я. Вдруг потолок затрясся, лампочка погасла, погрузив всё в непроглядную темноту, а с улицы стал доноситься нарастающий гул. Меня тряхнуло, подбросило и перевернуло в воздухе. Я сгруппировался, чтобы не удариться и от страха зажмурился. Не знаю что произошло, но через мгновение я оказался на улице лежащим в снегу рядом со стройкой, на которой было много рабочих в оранжевых касках, а кран не стоял безжизненно, а поднимал на второй этаж связку арматуры.

- Ни фига себе - воскликнул я, сбросил с себя ослабшую верёвку, быстро поднялся и подбежал к забору. Сквозь щель между досок я разглядел вход в подвал, двери не было вовсе, а в глубине виднелись тюки с утеплителем. Кажется, это были галлюцинации, подумал я. Но ведь я сюда как-то пришел. Вернувшись на место, где валялась верёвка, я подобрал две газеты, которые были вмяты в снег и быстро побежал в поликлинику.

Слава Богу, подумал я, увидев, что машина на месте. Турникета на входе не было. Всё выглядело, как и должно было быть.

- Наконец-то - обрадовался Димка, когда я, запыхавшись, вбежал в кабинет - одевайся скорей и пошли отсюда, я тебе сейчас всё объясню.

- Это именно то, что мне сейчас нужно. - ответил я - Объяснения.

 

 

 

 

Глава вторая.

 

Мы быстро вышли и сели в машину.

- Отвези меня домой - попросил Дима.

- Хорошо. - согласился я - Рассказывай.

- В общем так. - начал он - эти капли, которые я тебе дал. Они не совсем мои. Мне их также один знакомый одолжил тоже врач, он в лаборатории работает, которая занимается какими-то военными разработками вроде… Ну это не важно как они ко мне попали, слушай дальше. Сегодня, как ты лёг, я гляжу, ты трясешься весь и покраснел. Сначала подумал, что эпилепсия у тебя. Потом твоё тело вдруг подскочило вверх и, раз, как бы разорвалось изнутри. Как будто в тебе бомба была. Но никакой крови, никаких останков, только пыль разлетелась. И гул. Сначала, как ты трясся, звук такой был У-У-У-У-У, а потом хлопок и нет тебя. Я, конечно, испугался. Думаю, что делать. Что делать. Ужас. Как в кошмарном сне себя чувствовал. Выбежал на улицу. Машина твоя стоит. Тебя нет. Вернулся назад. Кабинет закрыл, на регистратуре сказал, чтоб приём на сегодня отменили, что заболел. А сам думаю, что с ума сошёл. Позвонил тебе на телефон. Не отвечает. Решил немного подождать, вдруг ты объявишься. Сижу не знаю, что делать. Тут знакомый мой из лаборатории звонит, я с ним уже месяц не разговаривал. А тут звонит. Не вовремя, думаю, нет у меня желания ни с кем разговаривать сейчас. Я трубку не брал, а он всё звонит и звонит, ну я ответил. Он мне про эти капли рассказал.

- Извини - перебил я - теперь куда?

- Направо. Так вот он мне сказал, что это тоже не его, он их в соседней лаборатории взял. В общем, не важно. Важно то, что они не от насморка. Вернее, сначала они разрабатывались как обычные капли, но потом было замечено, что у них есть особый побочный эффект. Правда проявлялся он не всегда и не у всех. Помнишь, что на пузырьке написано? СВК+. Знаешь что это?

- Что? - спросил я

- Сдвиг Временного Континуума Плюс. Есть также СВК++ и СВК-. Догадываешься, к чему я?

- Не очень. Ты, пожалуйста, загадками не говори, мне и так тошно.- ответил я.

- Хорошо. В основе капель лежит сложная нанотехнология. Они испускают сложное и пока малоизученное микроизлучение. Это излучение может влиять на скорость деления клеток, скорость химических реакций и скорость передачи информации по нервным каналам. И вот когда человек, закапывает эти капли в нос. Они прямиком попадают почти в мозг. Улавливаешь? Если частота излучения капель вступает в резонанс с нервными импульсами у тебя в голове, возникает этот особый эффект. Скорость всех процессов в твоём организме увеличивается многократно и БАЦ. Ты перестаёшь жить в настоящем.

- И где я тогда живу? - с подозрением спросил я.

- В будущем. - улыбаясь ответил Дима - Представляешь. В бу-ду-ще-ем. Так как все процессы многократно ускоряются, то за мгновение твой организм проживает несколько лет. Со стороны это выглядит как приступ эпилепсии и взрыв, а ты в это время перемещаешься во времени. Для капель с двумя плюсами этот эффект сильнее, для минуса процессы наоборот затормаживаются.

- И ты попадаешь в прошлое. - догадался я.

- Наверное.

- Подожди - не унимался я - если человек за секунду проживает несколько лет, то он должен мгновенно постареть и умереть. То есть как бы наоборот задержаться в настоящем.

- Ну там какой-то скачок происходит. Я точно не знаю. Неважно это сейчас. Слушай дальше. Мой друг, конечно ни о чём таком, как и я, не догадывался. Он просто проходил мимо, взял пузырёк и всё. Он всегда раньше так делал. Но с тех пор, как был обнаружен особый побочный эффект, эти пузырьки под особым контролем. И вот вчера была проверка, и одного недосчитались. Стали искать. Всех сотрудников допросили, никто ничего естественно не видел и не знает. Теперь ведётся расследование. А мой знакомый мне сегодня звонит и всё это рассказывает. Ты испарился, я сижу офигевший, а он звонит и рассказывает. Представляешь. Так вот, он, конечно, просил, чтобы я помалкивал. Так как могут и до меня добраться. Если что, то ничего не знаю и не видел. А то можно и по башке сильно получить. Понимаешь?

- Понимаю. - кивнул я.

- Ты тоже молчи. Как будто ничего не было.

- Хорошо - согласился я. - Твой дом?

- Мой. - ответил Дима и заговорщицки добавил - Вань, а что ты там видел, а?

- Да ничего особенного. Мне просто казалось, что я сошёл с ума.

- А если честно?

- Да правда ничего особенного, никаких гуманоидов и летающих тарелок. Почти тоже самое, что и здесь. Наверное, я в недалёкое будущее перемещался. Да и ещё я там встретил сам себя по-моему…

- И что?

- Да ничего. Меня там за него и принимали всё время.

Я в двух словах без подробностей рассказал Димке о своём приводе в милицию и чудесном спасении.

- Да повезло тебе - посочувствовал он - неизвестно чем всё это могло кончиться.

- Повезло. - подтвердил я и попросился домой - Дим, давай потом это обсудим. А то у меня голова просто раскалывается, мне бы поспать чуть-чуть. Хорошо?

- Хорошо. Только смотри, ничего не видел, ничего не знаю. Понял?

- Конечно. - ответил я.

Дима вышел, а я поехал домой. Через пять минут я уже был у себя, не раздеваясь лёг на диван и проспал до следующего обеда.

 

Глава третья.

 

Проснулся я бодрым и отдохнувшим. События вчерашнего дня казались лишь странным ночным кошмаром. И если бы не те две газеты, которые я с собой прихватил и которые валялись теперь на комоде в прихожей, я бы подумал, что ничего на самом деле и не было.

Налив чаю, я положил перед собой на стол одну из газет и принялся за изучение этой занимательной прессы. Название было замечательное: Вестник Демократического Тоталитаризма. Под названием была дата 17 декабря 2043 года и надпись одобрено ЕдНаноГазом. На первой полосе находилась большая групповая фотография дяденек с серьезными лицами и пивными пузиками, под фотографией заголовок и статья. Ниже я привожу точную копию этой статьи, чтобы и вы смогли ознакомиться с ней подробнейшим образом.

Вот она:

 

Нет цензуре, да прокуратуре.

 

Ровно год прошёл с тех пор, как по личному поручению нашего мудрого Разносчика был создан комитет по борьбе с цензурой. Раньше в наш адрес иногда звучали упрёки в ущемлении гласности и свободы слова. Это была, конечно, абсолютная ложь, так как ни одна страна мира не продвинулась в своём развитии по пути демократического тоталитаризма дальше, чем Квасия. Но, чтобы вывести борьбу за свободу слова на новый уровень и окончательно прекратить все пересуды злопыхателей, был создан новый комитет. Каждый день, с раннего утра и до позднего вечера, члены комитета просматривают огромное количество книг, статей и телепередач в поисках хоть малейших намёков на ущемление свободы слова. Все попытки хоть как-то повлиять на свободное выражение гражданами своих мыслей пресекаются на корню. В настоящее время ни одна публикация или фильм не выходят в свет без одобрения комитета. «Мы должны дать возможность нашим СМИ свободно выражать своё уважение и восхищение работой Разносчика, Осветителя и Единой партии, и никакая цензура не сможет этому помешать» - говорит председатель комитета господин В.В Зайцев. Он также сообщил, что скоро комитет расширит сферу своей деятельности и будет просматривать не только открытые публикации, но и частные письма. Это связано с тем, что в последнее время среди обычных граждан участились случаи самоцензуры, а это в демократическом государстве недопустимо.

В свете общего курса на модернизацию, борьба с цензурой является одной из основополагающих задач и комитет делает всё возможное, чтобы наша страна окончат

Изменено пользователем Ганин Иван

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Это когда пациент в очереди пару дней посидит и у него само всё проходит. Остальное за взятки.

- За что? - удивился я опять.

- За взятки. Ну, то есть, за деньги по-старому.

- Слушай, а я тут один раз видел, как народ из окон вылезает. Это что такое?

- Так это те, кто деньги на проходной экономит. Дорого каждый раз платить, вот и прыгают из окон как павианы, когда на работу надо идти. А другие в это время как бы за порядком следят, чтобы никто без проходного не лез. Сначала одни дежурят, а через неделю они местами меняются. Поэтому друг друга никто по-настоящему не ловит. Так для вида.

Вера замолчала и налила мне чаю.

- Очень интересная у вас страна - сказал я задумчиво и взял баранку -

У нас конечно тоже не сахар, но до таких извращений над здравым смыслом мы еще не дошли.

- Дойдете. Это не так сложно, как кажется… если конечно сидеть и ничего не делать. Мы вот спохватились, да слишком поздно. Мы теперь уже на такой стадии находимся, что никакие постепенные перемены не помогут. Тут необходимо кардинальное решение.Carthago delenda est.

- Что?

- Карфаген должен быть разрушен. Это девиз кружка археологов.

- Понятно. До основания, а затем…. - напел я - А тебе не кажется, что всё это уже было и не сработало.

- Да было, ну и что. Просто в прошлый раз неправильно воспользовались результатами. Разрушить разрушили, а вот построить не получилось.

- А у вас получиться?

- Надеюсь, что да.

- Хорошо. - сказал я - Вера, если мне не показалось, то ты хотела меня о чём-то попросить.

- Да, хотела - кивнула она - В прошлый раз, помнишь, мы ведь тебя с Иваном перепутали. Даже я разницы не заметила.

- Да уж - вздохнул я

- Так вот, Иван, он наш руководитель. Он был начальником той самой археологической экспедиции, которую забыли запретить. А сейчас он лидер сопротивления. Конечно, ему приходиться скрываться. В тот день, когда вы встретились, ему удалось сбежать из Нано. К сожалению ненадолго. Вечером была облава. Мы расходились по одному. Больше его никто не видел.

- Так зачем нужен я?

- Ты можешь заменить его. Хотя бы на время выборов. Понимаешь, многие недовольны, многие ждут перемен. Но людям нужен человек, который смог бы их повести за собой, объединить. Тот, кого они знают и кому доверяют. Мы уже почти всё подготовили, а тут видишь, такое несчастье.

- Ты хочешь, чтобы я участвовал в выборах вместо вашего Ивана?

- Не совсем. Понимаешь, у нас выборы это не совсем выборы. Вернее, даже не выборы вовсе. Когда все партии объединили. То систему голосования тоже модернизировали. На всех избирательных участках были установлены специальные аппараты для голосования. Избиратели просто нажимают на кнопку, и данные передаются на центральный аппарат, который находиться в секретном бункере.

- Ну нормальная система, так же намного проще голоса считать. И быстрее - вставил я.

- Подожди. Дело в том, что на всех этих аппаратах только одна кнопка. Ты приходишь, нажимаешь эту кнопку и голосуешь за что-то, что уже давно решили, или за того, кого давно назначили.

- Ясно. А если не ходить?

- Так никто почти и не ходит.

- Ах вот почему они такую агитацию развели. Там на площади.

- Да. Но это только для видимости. Всё равно никто не придет. А если бы даже пришли и проголосовали. Или если бы даже у аппаратов по две кнопки было, это бы ничего не решило.

- Почему? - удивился я.

- Потому что, на самом деле, данные с участков ни на какой центральный аппарат не передаются. Центральный аппарат сам по себе. На нём тоже одна кнопка. И голосует на этом аппарате сам двухголовый. Он кнопочку нажал. Аппарат результат выдал. И всё.

- А зачем же эта канитель тогда вообще нужна. Агитация эта. Выборы. Почему двухголовый просто не сделает себя императором.

- Трудно сказать. Видимо еще не додумался. Такие выборы ему для двух целей нужны. Во-первых, видимость перед заграницей создавать, во-вторых, вызывать у квасийцев чувство вины. Их агитировали, они не голосовали, а раз так, то нечего потом возмущаться. Это работает, к сожалению.

- А лавра теперь тоже что-ли ЕдНаноГазу принадлежит.

-

- Хорошо. А в чём же тогда заключается моя роль? - спросил я.

- Всё просто. У нас уже всё готово. Деталей я тебе сейчас открыть не могу. Извини. Сам понимаешь, полностью доверять я тебе пока не могу. Вернее даже не имею права. Мало ли что, вдруг случайно проболтаешься, и всё дело насмарку пойдет.

- Да нет. Не беспокойся я ни кому не скажу.

- Не могу - отрезала Вера.

- Так в чем суть дела то. - опять спросил я.

- Мы всё сделаем сами. Тебе надо будет только помелькать немного перед телевизором, чтобы народ тебя видел. А мы будем действовать от твоего имени, пока настоящего Ваню не найдем.

- То есть мне надо будет на митингах выступать?

- Боишься - улыбнулась Вера - вряд ли.

- Нет, так я не согласен. Если не расскажешь, что вы там задумали я в этих провокациях участвовать не буду.

- Ну, не могу. Правда. - умоляюще замотала головой Вера.

- Не буду. - повторил я.

- Ну, понимаешь. - начала она нехотя - Когда двухголовый кнопку на аппарате нажимает, это обычно по единому каналу в прямом эфире показывают. Чтобы народ видел результаты. Так вот. У нас есть возможность. Сейчас не спрашивай как. Этого я тебе уж точно не скажу. Есть возможность пробраться к этому аппарату. Мы просто отодвинем двухголового в сторону и скажем народу всю правду. А потом ты объявишь, что власть временно, до следующих выборов, переходит к кружку археологов. И всё.

- Как это отодвинем двухголового. А охрана. А секретный бункер. Как мы туда вообще попадём.

- Я же говорю. Это наша забота. Тебе надо только вместо Вани чуть-чуть помелькать. Люди его знают, за ним пойдут.

- А нас, пока мы к этому аппарату будем пробираться. Случайно, не могут того. Пристрелить или …

- Вряд ли. - ответила Вера и замотала головой.

- Хотелось бы конечно знать наверняка.

- Говорю же всё подготовлено.

- Странно это. А что вдруг, если я сейчас возьму и сообщу об этом туда, куда следует. Не боишься? - съязвил я.

- Вряд ли пойдешь. Ты на Ваню похож. А он бы не предал.

- Ну, я то не он.

- К сожалению, не он. - ответила она.

- Ну ладно, ладно. - обиделся я - может я даже лучше. Ты скажи, когда ты это успела придумать. Когда меня по голове дуршлагом трескала?

- Ну, да. Как то само всё придумалось.

- Да уж. - вздохнул я.

- Да уж - повторило эхо. - уж уж уж уж-ж-ж-ж-ж-ж-ж.

Через мгновение, я уже был в настоящем.

 

Глава седьмая.

 

Выборы были по традиции назначены на 1 января. Оставалось чуть менее двух недель. Я взял отпуск на работе и почти всё время проводил в другом измерении. Дома я нашел старое пальто и брюки, протертые почти до дыр. В таком костюме я ни чем не выделялся среди рядовых квасийцев. Также я старался обходить милицейские, то есть пиццирейские патрули, так теперь они назывались, чтобы лишний раз не нарываться на неприятности. Но, как оказалось, чтобы спокойно разгуливать по улицам, этого было не достаточно. Иван, мой двойник, был очень известной личностью. Нет, никто автографов у меня не просил и пальцем на меня не показывал, это было бы слишком опасно. Но я замечал, что многие, когда меня видели, старались подать мне какие-нибудь знаки выражающие одобрение и поддержку. То водитель автобуса подмигнёт, то какая-нибудь бабушка в очереди шепнёт, что на меня одного вся надежда. И даже некоторые пицционеры демонстрировали мне свою солидарность. Один раз они меня всё-таки остановили и спросили документы. Я сказал, что иду в пиццерию заявлять о краже проходного, который у меня только что стащили. Этому научила меня Вера. Пицционеры, не задавая лишних вопросов, меня отпустили и на прощание оба изобразили знак «но пасаран», сжатый кулак поднятый вверх. По-видимому, если бы Иван был на свободе, то меня схватили бы в течение пяти минут. Но так как власти были уверены, что существует только один Иван, который сейчас у них, то никаких действий, чтобы меня задержать не предпринималось, поэтому я разгуливал довольно свободно.

Я посетил все музеи и выставки. Сходил в кинотеатр, в котором демонстрировались два фильма снятые квасийскими режиссерами. Один фильм назывался «Утомленные Юпитером», и рассказывал о высадке руководителей комитета покорения Юпитера на эту огромную планету. А второй, под названием «Ирония судьбы трёх мушкетёров» был романтической комедией.

Я наконец-то вылечил свой зуб. Вера сделала это быстро и совсем не больно. Я был ей за это очень благодарен. Мы вообще много времени проводили вместе. Обычно, переносясь в будущее, я брал для неё что-нибудь вкусненькое, так как в Квасии в магазинах почти ничего нельзя было купить. Мы пили чай, а она рассказывала мне о себе и об Иване. Иногда, когда она уходила на работу, я оставался дома один и смотрел телевизор. Канал у них правда всего один, но показывают по нему почти то же самое, что и по всем нашим. Особенно новости. У них они всегда начинаются одним сюжетом про двухголового, у нас двумя сюжетами про Сами-Знаете-Кого. Потом про модернизацию немного и про погоду.

По вечерам, Вера любила гулять, медленно прохаживаясь по аллее, которая находиться прямо возле нашего дома. Однажды, когда шёл липкий снег, мы построили огромную снежную бабу прямо напротив её окна. Руки мы сделали из старых, упавших, больших веток лиственницы, которыми засажена аллея, а на голову надели треснутое мусорное ведро, которое валялось возле лавочки. Когда вечером мы уставшие смотрели на неё из окна, одной руки, глаза и ведра на ней уже не было. Видимо, кто-то ударил нашу бабу по голове, и теперь стояла она в свете фонаря такая одинокая и брошенная.

- Вера. - сказал я негромко и коснулся её плеча.

- У? - промычала она.

- Смотри, кто-то оставил на лавочке свои варежки.

Две красных рукавицы лежали на самом краю.

- Теперь замёрзнет. - сказала она.

- Замерзнет. - согласился я. - Вера?

- У?

- Хочешь, в следующий раз я принесу тебе шампанского. Хорошего.

- Приноси. - ответила она и вздохнула - И кому наша баба не угодила.

- Да. Жалко. - согласился я.

- Жалко. - повторила она и повернулась ко мне лицом. За окном крупными хлопьями падал снег и ложился толстым слоем на свисавшие ветки деревьев. Вера стояла спиной к окну, свет в комнате был выключен и я видел только её чёрный силуэт на фоне уличного фонаря.

- Вера. - позвал я.

- Ваня - ответила она и подошла ещё ближе.

 

Глава восьмая.

 

Наконец наступило 31 декабря. Ранним утром я сходил в супермаркет и накупил разных продуктов к праздничному столу. К сожалению, капель в пузырьке СВК+ осталось совсем немного, и я уже не мог позволить себе переноситься в будущее слишком часто. К тому же, моё пребывание там с каждым разом становилось всё короче и короче. Видимо, сказывалось привыкание. Поэтому я оставил покупки в холодильнике до вечера, а сам отправился в ювелирный магазин, в витрине которого я приглядел замечательный золотой кулончик в виде солнца с изогнутыми лучами. Мне показалось, что Вере это должно понравиться.

По пути домой я ненадолго задержался возле ёлочного базара. Нет, ёлка мне была не нужна. Просто вокруг стоял такой аромат, что пройти мимо было просто нельзя.

- Вам какую? - подскочил продавец.

- Я только посмотреть. - ответил я.

- Выбирайте. Смотрите, какие пушистые.

Я вежливо улыбнулся и помотал головой.

- Извините. Можно мне вот эту. - обратился к нам человек в длинном пальто держащий в руках полутораметровое деревце.

- Конечно-конечно - засуетился продавец.

Я взглянул на этого покупателя и замер. Я его уже где-то видел. Причём не здесь, а там.

- Так вы берёте? - не унимался торговец.

- Беру-беру. - пробубнил человек не сводя с меня глаз.

Я медленно развернулся и направился домой. Я вспомнил его. Это был японский турист, которого я встретил в лавре во время своего второго перемещения. В принципе, в этом не было ничего странного, ведь каждый человек в том мире имеет своего двойника в этом. Но по тому, как он на меня смотрел, я понял, что это был не просто двойник. Тогда в Лавре я столкнулся именно с ним.

Я старался идти быстро, но в тоже время уверенно и спокойно, чтобы не вызывать подозрений. Даже не оборачиваясь, я чувствовал, что он обязательно должен был пойти следом. Я решил, что лучше немного прогуляться по городу, а домой пока не возвращаться, чтобы не притащить за собой хвоста.

Перейдя проспект, я направился в сторону Лавры. Остановившись возле конторы металлоремонта, я всё-таки не выдержал и оглянулся. Он стоял в двадцати метрах позади меня, держал в руках ёлку и даже не пытался прятаться. Я пошёл дальше. Возможно, он даже знает, где я живу, подумал я, ведь в будущем мой двойник достаточно известная личность. Так что играть в шпионов мне особого смысла нет. Но откуда он может знать, что я именно тот, кого он видел в будущем. Если что, я решил, что буду всё отрицать. Ничего не видел. Ничего не знаю. Ни про какой временной континуум не слышал. Пусть попробуют доказать что я это я. Хотя кто их знает, может они мне просто морду набьют без всяких доказательств. Я обернулся ещё раз. И точно. Их было уже трое, а ёлку японский турист успел куда-то деть.

Я невольно ускорил шаг, они перешли на бег. Если они меня догонят, подумал я, и схватят у всех на виду, выглядеть это будет просто ужасно. Все будут пялиться, а потом вечером обсуждать на кухне. Позора не оберёшься. Я решил, что лучше свернуть в безлюдное местечко, от любопытных глаз подальше, а уж там попробовать как-нибудь отбиться от своих преследователей. Зайдя во двор, где с одной стороны располагается зоомагазин, а прямо напротив помойка, я увидел, что один из преследователей успел обогнуть дом и шёл мне прямо навстречу. Двое других показались из-за угла сзади. Я отошёл к мусорке пытаясь найти что-нибудь, что можно использовать в качестве орудия для защиты, но ничего подходящего не было. Троица подошла ко мне почти вплотную, я повернулся к ним лицом, шагнул назад и упёрся спиной в мусорный контейнер.

- Капли где? - угрожающе спросил японский турист.

- Какие капли? - улыбаясь, переспросил я, пытаясь прикинуться дурачком, но у меня явно не получилось. Я даже сам себе не поверил в этот момент, а уж они тем более.

- Ты что дебил? - повторил турист.

Учитывая соотношение сил, которое было явно не в мою пользу, сохранить пузырёк шансы были небольшие. Я засунул руку в карман и сжал его в кулаке.

- Ну. Доставай. - приказал японец.

И тут меня осенило. Я мгновенно вытащил капли, запрокинул голову и влил их себе в нос. От спешки я нажал на пузырёк так сильно, что за раз из него вылилось почти всё содержимое.

- Держи! - закричал японский турист и схватил меня за руку.

- Стоять! - заорали два других товарища и обхватили меня по бокам. Но тут раздался хлопок, и я исчез, а они остались стоять, обнимая друг друга посреди помойки.

 

 

 

 

Глава девятая.

 

Оказавшись в будущем, я сразу вскочил и бросился бежать. Не исключено, что и у них тоже были с собой пузырьки. Через пару сотен метров я оглянулся. Погони не было, они остались в прошлом.

Надо было срочно предупредить Веру. Те трое наверняка скоро перенесутся сюда и очень вероятно, что они первым же делом наведаются к ней. Самим плохим в этой истории было то, что я даже представить не мог, кто за мной гнался. Я не знал, связаны ли они как-то с двухголовым или нет. Возможно они были сотрудниками нашей службы безопасности, которая расследует инцидент в лаборатории, а возможно это секретная служба Нано. В любом случае, лучше было держаться от них подальше и быть предельно осторожным. Если даже они пока не знают точно, кто я такой и где меня можно найти, то очень скоро узнают. В этом я не сомневался. Через пять минут запыхавшийся я уже стоял возле Вериной двери.

- Ваня! - улыбнулась она, впуская меня внутрь и машинально поправляя волосы - ты что такой растрёпанный, как будто гнался за кем.

- Гнался, Вера. - ответил я - Вернее, за мной гнались.

- Кто? -улыбка мгновенно исчезла с её лица, а в глазах появился испуг и удивление.

- Не знаю, Вера, не знаю. Там у себя я наткнулся на человека, которого видел здесь в Квасии. Потом он и ещё двое пытались меня поймать. Они знают про капли и про мои перемещения.

- Что они от тебя хотели?

- Пузырёк.

- Ты отдал?

- Нет, конечно. Иначе как бы я здесь оказался. Они накинулись на меня, но я в последний момент успел переместиться. Думаю, что очень скоро они тоже будут здесь. Нам надо уходить.

- Что? - переспросила Вера.

- Уходить. И чем быстрее, тем лучше.

- А я уже утку в духовку поставила - с сожалением пробормотала она.

- Ты меня удивляешь - воскликнул я - Собирайся.

Вера достала небольшой чемодан и сложила туда всё, что попадалось на глаза и казалось необходимым: мыло, зубные щетки, полотенце, какие-то лекарства и небольшую перевязанную резинкой пачку взяток.

- Да ты оказывается богатенькая невеста - пошутил я - мне прям как-то сразу на тебе жениться захотелось.

- А что, раньше разве не хотелось - улыбнулась Вера.

- Хотелось, но не так сильно.

- Дурачок - хихикнула она - пойдем, соберем что-нибудь поесть, а то в Новый Год голодными будем сидеть.

Через пять минут мы уже бежали по улице. Вера тянула за собой чемодан на колёсиках, а я нёс два пакета с едой. Утку, к сожалению, пришлось оставить врагам. А так как с утра я ничего не ел, то это огорчало меня вдвойне.

Единственным безопасным местом, где можно было спрятаться до начала операции, было помещение кружка археологов, то, что находилось в подвале заброшенной стройки. Туда мы и направились.

Расположившись в наших новых апартаментах, мы стали готовиться к Новому Году. Пока Вера пыталась изобразить подобие праздничного стола, я вырезал ножницами из Вестника Демократического Тоталитаризма снежинки и развешивал их по стенам. Угощение получилось скромным, но со вкусом. На столе были бутерброды с ярко красной колбасой, нарезанные яблоки, конфеты и открытая банка шпрот. А посередине между трёх расставленных в виде треугольника свечек стояла бутылка вина.

- Жаль, что елочки нет - сказала Вера, усаживаясь на ящик - да и телевизора.

- Да - подтвердил я - без телевизора совсем не годиться. Как же мы узнаем, когда новый год наступит. У меня ведь часов нет.

- И у меня нет.

- А может мы уже прозевали - предположил я.

- Да нет рано ещё.

Мы посидели ещё немного. Я всё время ждал, что вот-вот услышу знакомый гул и вернусь в настоящее. Но действие капель не заканчивалось. Вероятно, в последний раз, я влил в себя слишком большую дозу.

- Ну можно хотя бы бутербродик съесть. - попросил я.

- Конечно нет. - возмутилась Вера - Ты разве не знаешь, что делает новогоднее угощение таким вкусным.

- И что же?

- Пред-вку-ше-ни-е - по слогам произнесла она - когда всё уже готово, но есть нельзя и вот все ходят вокруг и смотрят, облизываются и ждут. А когда, наконец, все садятся за стол, то даже обычный бутерброд превращается в самое вкусное блюдо на земле.

- Мне кажется, что уже

- Что?

- Что эти бутерброды уже стали самыми вкусными.

- О ужас - воскликнула Вера улыбаясь - значит Новый Год уже наступил. Мы не успеем загадать желания.

- Успеем.

Я вскочил, взял бутылку и быстро наполнил вином две алюминиевые кружки, служившие нам бокалами.

- Ба-а-а-а-а-м - громко пропел я. - Слышишь? Это бьют часы, загадывай скорее. Ба-а-а-а-а-м.

- Желаю чтобы в новом году - весело начала Вера

- Ба-а-а-а-а-м. - прокричал я опять.

- У всех добрых людей…

- Ба-а-а-а-а-а-м.

- И у нас конечно...

- А разве мы не добрые. Ба-а-а-а-а-м.

- Очень.

- Ба-а-а-а-м.

- Сбылись все их мечты …

- Ба-а-а-а-а-м.

- И чтобы все одинокие люди …

- Ба-а-а-а-а-м.

- Перестали быть одинокими…

- Ба-а-а-а-а-м.

- И чтобы всё всегда у всех было хорошо.

- Ба-а-а-а-м. Ба-а-а-а-м. Ба-а-а-м. - громко произнес я и тихо добавил - С Новым Годом, Вера.

- С Новым Годом, Ваня - прошептала она.

 

Утром в подвале начали собираться уже знакомые мне члены археологического кружка. Первым пришёл долговязый Андрей, за ним спортсмен Василий и бородатый Петр Петрович, который принёс завёрнутый в одеяло телевизор. После появился один толстый господин, которого я раньше не видел. Он был одет в хороший новый костюм, а из-под манжеты у него выглядывали дорогие золотые часы. Учитывая, что даже просто новая одежда была в Квасии большой редкостью, толстый господин выглядел очень необычно. Потом подошла ещё одна незнакомая мне девушка. Надо сказать даже немного симпатичнее Веры, но я решил на это не отвлекаться.

Каждый вновь прибывший на вопрос «Кто?» произносил заветные слова «Карфаго деленда эст» и слышал в ответ «Фиат жуститиа эт переат мундус». После чего железная дверь со скрипом открывалась , видимо Андрей так и не смазал петли, и в подвал проходил новый член археологического кружка. Все молча, кивками, приветствовали друг друга и располагались вокруг стола. Я чувствовал себя неловко. Мало того, что по косым взглядам археологов я понял, что наши с Верой отношения уже не являются большим секретом, так еще и действие капель могло закончиться в любой момент. И тогда вся затея бы провалилась. Но, если честно, успех этой операции по захвату власти меня беспокоил не так сильно, как то, что я подведу Веру, ведь она на меня надеялась.

Я достал пузырёк и посмотрел его на просвет. Капель оставалось всего на один раз.

Наконец Петр Петрович нарушил молчание:

- Все здесь? - спросил он, оперевшись ладонями в стол и обведя взглядом присутствующих. Убедившись, что все на месте он удовлетворенно хмыкнул и продолжил:

- Надеюсь, все знают, что делать. Повторять не нужно? - сказал он и огляделся ещё раз. Все молчали.

- Хорошо. - закончил он и обратился ко мне- Иван Викторович, можно начинать.

Это было неожиданно, все смотрели на меня и ждали приказа.

- Начинайте … конечно. Как договаривались… - чуть запинаясь, проговорил я и зачем-то добавил знаменитое гагаринское - Поехали!

Вера залезла в шкаф и вынула оттуда несколько пакетов с одеждой. Один из них она кинула мне, другой Василию.

- Переодевайтесь. - сказала она.

В пакете были черные брюки, пиджак, рубашка, галстук и туфли. Полный набор джентльмена. Мы переоделись. Костюм сидел на мне замечательно, и ботинки были в самый раз. Наверное, другой Ваня их уже примерял.

В это же время, Вера и вторая девушка соорудили у себя на головах пышные причёски и ярко накрасились, а толстый господин достал из кармана бутылку водки и выпил её в несколько заходов без закуски.

- Что это за клоунада - я тихо подошёл к Вере и дёрнул её за рукав.

- Этот - сказала она, показывая на стремительно пьянеющего толстяка - большая шишка в ОпПе.

- В чём? - удивился я.

- Он возглавляет комитет культуры в оппозиционной партии. Вы с Василием его охранники. Я и Оля любовницы. Понятно?

- А почему ты меня об этом не предупредила? - возмущенно прошептал я.

- Я не могла, Ваня. Так надо было. Мало ли что.

- Ты мне не доверяешь. Всё ещё думаешь, что я шпион.

- Теперь доверяю. Поверь. Но в наших делах так надо. Иначе всё можно загубить.

- Не надо изображать из себя революционерку. Вчера вечером ты нравилась мне гораздо больше.

- Ну не обижайся. Вот этот из Оппы. Тоже не в курсе, что ты не настоящий. Иначе, он бы и помогать нам не стал.

- Ему уже всё равно. - отмахнулся я - он скоро себя в зеркале отличить не сможет, не то что меня. Зачем вы ему нажраться позволили. Может теперь из-за него вся операция накроется.

- Это нужно для натуральности. Все шишки и в Оппе и в Нано обычно только пьяными ездят и с проститутками. Если он будет трезвым, будет подозрительно.

- А вы, значит, проституток изображаете? - спросил я с издёвкой.

И как-бы в подтверждение моих слов, раскрасневшийся гражданин громко рассмеялся и попытался ухватить Олю за попу.

- Пора ехать. - сказала Вера - а то он действительно сейчас что-нибудь натворит.

- Давайте-давайте мне надо еще телевизор настроить, чтобы за трансляцией следить. - поторопил нас Петр Петрович - Да вот не забудьте мешок с сиренью. Вдруг пригодиться.

- Цветы? - удивился я.

- Да нет - улыбнулась Вера - это бомбочки с сиреневой краской. Абсолютно безобидные ели честно. Что-то вроде дымовой завесы. Ну ты же видел как это работает, когда мы тебя из пиццерии вызволяли.

- Никакого насилия - добавил Василий, потирая свои мускулистые руки.

Возле стройки нас ждала партийная машина с пятью мигалками. Внутри никого не было. Видимо шишка из Оппы приехал сюда самостоятельно. Еле-еле запихнув его на заднее сиденье, мы быстро расселись и поехали по направлению к Москве. За рулём был Василий.

- Почему он вам помогает? - спросил я Веру - разве он не за двухголового?

- Нэт конечно. - удивленно крикнул Василий.

- Все только и делают, что делают вид. И у кого это получается лучше, тот становиться вот таким. - сказала Вера и кивнула на толстяка - А в душе они двухголового ненавидят.

- Странно, чего ему хотеть. И так неплохо живёт.

- Э-э-э-э - опять воскликнул Василий - неплохо, да хочется ещё лучше.

- И потом всё его везение зависит лишь от настроения хозяина. - как только разонравиться, его тут же вышвырнут. Люди чувствуют, что двухголовому недолго осталось. Не хватает только искры и всё перевернётся в один момент. Вот наш товарищ и хочет себя обезопасить. Он нам сейчас помогает, а мы потом его заслуги учтём.

- А если это подстроено. Провокация. - засомневался я.

- Приходиться доверять. - ответила Вера - другого выбора у нас сейчас нет.

- Не-е-э, не провокация - подтвердил Василий.

Отъехав от Сергиева Посада километров на десять мы неожиданно свернули с основной трассы на небольшую грунтовую дорогу уходящую в лес.

- Мы куда? - удивился я - разве двухголовый не в Москве находиться.

- Конечно, не-е-э-т - опять воскликнул Василий.

- Сейчас сам увидишь. - сказала Вера.

За очередным поворотом мы наткнулись на закрытый шлагбаум. По обе стороны от него, между деревьями тянулся бетонный забор с колючей проволокой наверху. Рядом дежурил замерзший солдат. Завидев машину с мигалками, он отдал честь и пропустил нас дальше.

- Город ряженых - сказал Василий

- Что? - не понял я.

- Город ряженых - повторила Вера - Бункер там. У ЕдНаноГазовцев большая любовь к показухе. Раньше, когда двухголовый приезжал в какой-нибудь городишко, там все предварительно вылизывали и ремонтировали. Клали новый асфальт, красили травку и даже строили стадионы из картонных коробок. По городу распыляли веселящий газ, чтобы все жители выглядели жизнерадостными и довольными. Двухголовый смотрел по сторонам и дивился. А когда ревизия заканчивалась, всё возвращалось обратно к разрухе и унынию. Но возводить декорации каждый раз на новом месте, и каждый раз обучать старушек задавать правильные вопросы оказалось делом непростым и затратным. Тогда решили сделать один образцово показательный город с чистыми улицами и дирижаблями и выдавать его каждый раз за новый. Сегодня это, например, Новосибирск, а завтра уже Хабаровск. Пока самолет двухголового в небе круги наматывает, внизу рабочие вывески меняют. Полчаса и новый город готов.

- А сам двухголовый - удивился я - неужели он этого не замечает. Он же не идиот.

- Трудно сказать. - ответила Вера - может и замечает, только виду не показывает. Так всем проще и всех это устраивает.

Мы остановились у очередного КПП. По бокам которого возвышались две смотровые вышки с прожекторами. К нам подошёл молодой лейтенант и заглянул внутрь. Убедившись, что внутри толстый господин, он дал команду открыть шлагбаум. Проехав ещё пару километров, мы опять наткнулись на очередной пост. Здесь нас уже проверяли более тщательно, разбудили руководителя комитета культуры и попросили показать документы. Недовольный чиновник сунул в ответ красную корочку и постовые, отсалютовав, разрешили нам проехать дальше. Через сотню метров лес кончился, и мы увидели перед собой сияющий город.

При въезде висела большая табличка Иваново, а рядом в сугробе торчала такая же, но с надписью Златоуст. Улицы были идеально гладкими, дома новыми, раскрашенными в яркие цвета. Над городом действительно летали дирижабли. На них были установлены большие громкоговорители, из которых доносилась спокойная еле слышная музыка. Иногда у цеппелинов снизу открывался небольшой люк, и оттуда вываливалось что-то очень похожее на снег и рассыпалось по окрестностям. По тротуарам расхаживали жители. Мужчины все сплошь высокие брюнеты. А женщины блондинки с большой грудью. Причем одеты они были явно не по погоде. Одни в модного покроя костюмы, а другие в разноцветные платья с большим декольте. Но несмотря на приличный мороз, они не испытывали ни малейшего дискомфорта. И те и другие постоянно улыбались и всем своим видом показывали как им хорошо.

- Хорошие дороги - завистливо сказал Василий - здесь асфальт каждый вечер пэрекладывают. Говорят, двухголовый любит запах свэжего асфальта.

- Оденьте респираторы - приказала Вера и протянула нам маски.

- Это ещё зачем? - удивился я.

- Вэселящий газ. - пробормотал Василий сквозь повязку - они его с дирижаблей распыляют.

- Похоже на снег. - сказал я.

- Нет. - замахала головой Вера - Газ прозрачный, его не видно. А это не снег. Это пломбир.

- Что? - не понял я.

- Морожэное. - громко сказал Вася.

- Для снабжения жителей. - пояснила Вера - надо же им чем-то питаться. Вот им с дирижаблей пломбир и сбрасывают.

- Странно. А почему не сосиски, например, с макаронами или пирожки.

- Я пирожки с картошкой люблю - опять встрял Вася.

- Просто так повелось, мороженное оно как-то больше всего с удовольствием ассоциируется и со счастьем. Да ты только посмотри на этих болванов - сказала Вера, указывая на толпу счастливых граждан собравшихся возле светофора и дружно махавших нам ручками - Если завтра вместо пломбира начнут коровьи лепешки сбрасывать, они даже этого не заметят. Это же зомби. Мало того что на них веселящий газ действует, так их ещё вдобавок каждый вечер новостями обрабатывают. Заставляют смотреть в обязательном порядке. После такой промывки мозгов любой может рассудком тронуться. Знаешь, какая у них ломка начинается, когда их из этого города ряженых в обычные города переселяют. Ты эти заборы с колючей проволокой видел? Это чтобы они обратно не лезли.

- Куда переселяют? - не понял я.

- Здесь же образцово-показательный город. - продолжила Вера - сюда жителей со всей страны отбирают. Здесь нет ни больных, ни дряхлых стариков. Только идеальные граждане с идеальным здоровьем, а тех, кто этим критериям перестаёт соответствовать, тех отправляют за забор. А когда их через пару недель веселящий газ отпускает, начинается ломка. Они ж привыкли думать, что всё замечательно, а оказывается, что наоборот. Вот и рвутся обратно, как наркоманы на иглу.

Мы проехали ещё пару кварталов и остановились возле огромного белого здания, которое возвышалось над всей округой.

- Выходим - скомандовала Вера - тащите его. Да, и маски не забудьте снять. Придётся пока немного потерпеть.

- А как же газ? - забеспокоился я.

- Нэ бойся. - успокоил меня Василий - он не сразу действует. Постэпенно.

Вера открыла дверь и, обернувшись, сказала:

- Чтобы эффект почувствовать, часа два надо подышать. Концентрация, слава богу, в воздухе не очень большая. Пошли.

 

Василий достал из мешка несколько сиреневых бомбочек и распихал их по карманам, пару штук он отдал мне, сказав, что на всякий случай. Потом мы взяли толстого господина под руки, и повели к входу, возле которого висела блестящая золотая табличка НАНО. Вера с Ольгой шли рядом и, изображая жриц любви, громко смеялись и бросали на прохожих томные взгляды. Возле дверей стояло несколько пицционеров. Все с семёрками на рукавах. Завидев нас, они разошлись, а один даже помог открыть дверь.

Мы попали в огромный холл с большими вытянутыми как в католическом храме окнами и высоким куполом, на котором были изображены какие-то формулы и чертежи. По углам холла ввысь уходили прозрачные шахты из стекла, по которым курсировали лифтовые кабинки. Всюду сновали улыбающиеся сотрудники в костюмах и ярких галстуках. Попадались и высокопоставленные чиновники, тоже пьяные и тоже вместе с охраной и девочками.

- Куда теперь? - спросил Василий.

- Не знаю? - развела руками Вера и взглянула на толстяка.

Я пихнул его под бок. Начальник комитета культуры издал нечленораздельный звук, поднял указательный палец вверх и что-то пробормотал, из чего можно было разобрать только одно слово «вниз» и снова отключился.

- Так вниз или вверх? - удивленно спросил Вася.

- В лифт. - сказала Вера.

Мы потащились к ближайшей стеклянной шахте. Неожиданно нам дорогу преградил другой толстый господин. Он был точь в точь как наш, только ещё толще и у него было не две девушки, а четыре.

- А-а Никола-ай Никола-а-евич, - нараспев произнёс он - а вот ты-то мне и ну-у-ужен. Ты же мне обещал отчёт по модернизации балета еще на прошлой неде-е-е-ле сдать. Что вы там напридумывали. А то расходная статья по взяткам на вас е-е-сть, а отчёта всё не-е-т. Сложно что ли написать. Ведь у вас в отделе культуры писателей-то наверное завали-и-сь.

Наш толстяк приоткрыл глаза и запинаясь ответил:

- Сергей Сергеевич, да какие писатели. Одно барахло.

- Э-э-э-т-о-о т-о-о-ч-н-о - рассмеялся наш новый знакомый обдав нас перегаром - барахло. Ну ты-то уж сам что-нибудь сочини.

- Сергей Сергеевич - покачал головой наш толстяк - как же я могу. Вы же знаете, что я неграмотный.

- Ну девчо-о-нок вон попроси - опять посмеялся Сергей Сергеевич - они у тебя ничег-о-о.

- Спасибо - заулыбался Николай Николаевич - у вас тоже ничего.

Всё это время мы с Василием держали нашего толстяка под руки, а он вдобавок казалось специально подгибал ноги, чтобы выглядеть пьянее, чем на самом деле. Наконец они закончили, и мы с облегчением двинулись дальше.

Возле лифта стояла небольшая толпа. Когда кабинка подъехала, мы затиснулись туда вместе со всеми. Я оказался прижатым в самом углу. С одной стороны меня поджимал Николай Николаевич, а с другой полная дама лет тридцати пяти. Все кроме нас улыбались. Когда лифт заполнился, двери закрылись, и мы поехали вверх.

Неожиданно откуда-то снизу послышалось небольшое шипение. Дама вопросительно посмотрела на меня. Я пожал плечами не придав этому никакого значения. Через несколько секунд шипение усилилось. Причём, теперь было явно понятно, что оно исходило от меня. А точнее, как я догадался из моего кармана, в котором лежала бомбочка с сиренью. Видимо в этой давке, бомбочку повредили и она теперь грозила взорваться в любой момент.

- Что вы там делаете? - с улыбкой спросила дама, пытаясь отодвинуться от меня и заглянуть вниз.

- Извините … я нечаянно.- смущенно ответил я.

Через мгновение лифт наполнился сиреневым дымом. Включилась сигнализация. Доехав до следующего этажа, двери кабины открылись и все бросились наружу. Мы тоже выскочили в коридор, по которому навстречу нам уже бежала группа пицционеров. Дама окрикнула представителей власти и показала пальцем в мою сторону. Нам ничего не оставалось делать, как запрыгнуть обратно в лифт.

- Наденьте повязки. - крикнула Вера и нажала на все кнопки сразу.

Лифт дёрнулся и поехал вниз. Сквозь стеклянные стенки было хорошо видно, как внизу уже собирается отряд пицционеров. Деваться нам было некуда.

- Бэз паники. - сказал Василий - Иван с Верой пусть дальше едут а мы попробуем их задержать.

Он достал оставшиеся бомбочки и приготовился к атаке.

- Оленька. Я сэйчас первый выйду, а ты Николай Николаевича за мной выводи. Пусть он собой проход загораживает.

Лифт остановился. Вася выкрикнул «Карфаго деленда эст», метнул в пицционеров две бомбочки и бросился вперёд. Николай Николаевич сделал пару шагов и тут же, потеряв равновесие, свалился вместе с Ольгой прямо перед дверьми. Началась куча-мала. Один еднаногазовец чуть было не пробрался внутрь, но я успел оттолкнуть его ногой. Наконец, двери закрылись, и мы поехали дальше.

- Что теперь? - спросил я Веру, но она не ответила. Было видно, что она очень переживала за оставшихся наверху товарищей.

- Вера - тихо сказал я - сейчас не самый лучший момент для этого, но я хотел бы сказать …Я ведь могу исчезнуть в любой момент, и мы уж больше может и не увидимся никогда. У меня капель-то осталось всего на один раз, но сама видишь, кто его знает, как всё обернётся. В общем. Вера я бы хотел, чтобы ты просто знала. Я ничего от тебя не прошу. Просто знай, я буду очень по тебе скучать. Очень.

- Ваня - ответила она ласково - ты такой хороший. Я тоже буду скучать.

Лифт некстати остановился, и мы увидели перед собой длинный узкий выложенный кирпичом коридор.

- Подожди - задержался я - скажи, если бы я не был двойником твоего Ивана, ты бы тоже считала меня хорошим? Ты бы относилась ко мне также?

- Конечно. Иногда мне кажется, что ты и есть настоящий Иван.

- Так я и есть самый что ни на есть настоящий - довольно улыбнулся я.

- Ну ты понял … - ответила Вера и поцеловала меня - Надо торопиться.

Мы побежали вперёд. Противоположный конец туннеля заканчивался массивной железной дверью с большой красной

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×