Перейти к содержанию
Авторизация  
Malle

Что-то новенькое.

Рекомендуемые сообщения

Вообще всего меня можно прочитать здесь: www.elgera.narod.ru .

Пишу, вроде как с 2003 года.

Вот парочку из того, что там хранится :

 

Стихи:

 

--------------

Сердце!

--------------

 

Навеяно новостями про Польшу.

 

Ты бейся сердце!

Мозг форсируй!

Стучи свой такт под ритмы гнева.

Та сторона имеет силу!

Ведь ты находишься на левой!

 

----------------------------------------------------------

20. Погода осени. Начало осени. Цена осени.

----------------------------------------------------------

 

Отключили воду!

Какое безобразие.

Поубивал бы всех,

Но.

Есть одно препятствие:

Я - русский.

Глупо, да? Неправда ли?

Я не пойду в Управу -

Не стоит мне. А надо ли?

В сердцах поматерюсь.

Я - русский. Мне - поможет.

Утром проснусь.

И воды не будет, нет.

Струёй холодной вмою

Своё лицо из крана.

Уйду из дома.

Я - русский. Мне так надо.

 

 

Я буду гнить в сортире,

Как будто тля

С бензином, что под двадцать.

Я русский - русский я.

 

------------------

Через поляну.

------------------

 

РжАной колос летним зноем

Обернулся солнцем ярким.

Океан воздушный с полем

Закрепили горизонт.

Сверху зонт

Из тучек мягких,

Что лежат неровным слоем.

И от бликов лужи грязной

Стало радостно на доле.

Чувства взмыли светлым роем

И остались в вышине.

 

 

------------------------

Родник, склад и я.

------------------------

 

Я по лугам стиха ходил -

Сбирал плоды работы.

Как вдруг увидел, что застыл

Родник рифмовки мёртво.

 

На крАю берега ключа

Сидела грустно рифма.

Я подошёл, почти шутя

Спросил: «Ну, как здесь жить-то?»

 

Та пуще начала реветь,

Глотая слюни-строки.

Взвалила голову на твердь

Плеча моих мелодий:

 

«Ты знаешь, скучно стало мне

От этих всех поэтов.

Они берут рифмовки те,

Которых уйма в свете.

 

Никто не хочет осознать,

Что я имею склАды,

В которых рифм!... Дай бог сказать

Милльона два! Взаправду.

 

Они пылятся в стеллаж

Бетонной арматуры,

И чтоб достать их нужен взмах

Кувалды – твёрдой дуры.

 

А дверь в склады открыта! – ходь

Туда да каждый вечер.

Я запрещать не буду, хоть

Сиди там полну вечность.»

 

«Я понимаю здесь тебя…» -

Ответ взошёл с меня ей:

«Ты тут пыхтишь, ища злата

Слов новых для кончаний…»

 

Я продолжать не стал тот спор.

Мы с ней друзья почти что.

К чему плескать ненужный вздор,

Который нынче лишний.

 

Её оставил я, приняв

На грудь свои творенья.

Взял тяжкий камень и, глядя,

Швырнул в родник теченья.

 

Свинцовый клин разбился вдрызг.

ВзвилАсь вода ракетой.

И миллионы грязных брызг

Ловить пошли поэты.

 

А я лишь усмехнулся вскользь,

Смотря на этих кадров.

Ведь мой родник вдали от всех.

Пойду-ка строить склады.


WWW.ELGERA.NAROD.RU - Сайт Вани Герасименко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Рассказы:

 

-----------------------

Последний штрих.

-----------------------

 

Вчера был вечер, и было немножко не по себе за завтра. Потом – непонятный сон или отсутствие оного; а после экзамен, такой же, как сон.

Заранее заготовленный ответ всегда оставляет надежду на прекрасное стечение обстоятельств. Главное, чтобы не сидеть в авангарде сдающих. К сожалению, в это утро произошло наихудшее: я сидел там, где каждая точка плоскости просматривается с любой другой, не лежащей в данной плоскости.

Машинально взял билет, объявил его порядковый номер и сел обдумывать дальнейшие действия. В помещении было ещё человек семь и надзиратели экза. По давно технически-отработанной схеме, я в правом кармане достал нужный листок и приблизил его к видимой для меня только поверхности.

Мои опасения были напрасны. Я посмотрел на часы – время остановилось для меня.

 

Оглянувшись по сторонам, заметил, что никто не двигается. Все действия комиссии были захвачены неожиданной непонятностью. Ручка тоже не писала. Оно и понятно, что время остановилось, как и паста. Неподалёку лежал карандаш – заметил я на будущее.

Снял пиджак, прошёлся по классу. Потом залез на парту и тем же маршрутом прошёлся по поверхности параллельной полу.

Открыл двери, вышел из помещения. В коридоре, кто-то разговаривал, кто-то сидел на подоконнике, кто-то же уже сдал и просто ждал. Вернулся обратно; открыл окно в классе – жарко очень. Сел за место, переписал всё, что нужно, потом сжёг все шпоры в углу рядом с досками. Было неплохо. Хватит.

Я снова надел пиджак, посмотрел на часы и завёл их снова. Секундная стрелка начала делать свои обычные движения. Всё загудело и зашуршало вновь.

Ко мне сзади кто-то подошёл, похлопал по плечу и сказал: «Ещё раз будешь баловаться, сам знаешь…» - и погрозил кулаком. Я обернулся – это был я. Я встал и ушёл. А у меня ещё предстояло всё впереди – экзамен. Но я не волновался, ведь если бы не я, то, чтоб я сейчас делал?

 

17 июня 2005.


WWW.ELGERA.NAROD.RU - Сайт Вани Герасименко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

------------

Хозблок

------------

 

Почему-то говорят, что лето это хорошо. В тот день, когда это произошло, а это как раз была середина июля, эти высказывания о солнечной поре, как о лучшем времени года можно было отодвинуть в сторону. Стояла жара. Невероятная. В городе таял асфальт, а просёлочные дороги были окутаны не оседавшей пылью. Когда на улице ни облачка, а термометр зашкаливает за плюс тридцать, надо сидеть дома с компрессом на голове (желательно холодным), либо же расслабившись лежать на пляже, временно окуная, своё тело в реку.

 

И именно в этот день был запланирован поход на дачу. В назначенное время, где-то около десяти утра, должны были прибыть на место стройки трое людей: Дядя Коля, Дед Иваныч и Сергей. При чём всех троих между собой связывала одна причина – они все были родственники, что ни наесть родные, представляющие каждый своё поколение, эпоху.

 

Иванычу было уже за восемьдесят, и вся его жизнь была прожита при Советах. С обвисшим загорелым лицом, старомодными очками, пронзительными, где-то пустыми, но очень умными глазами, неторопливый, но понятливый – вот, что вкратце можно было сказать о нём.

 

Николай Иванович, был для Деда Иваныча родным сыном, старшим из двоих, которые остались живы до сих пор. Уже за полтинник, но увлекающийся современным миром Дядя Коля, всегда находил общий язык с окружающими. Был всегда в курсе последних компьютерных новинок, да и сам был не прочь позаниматься конструированием самодельных электронных приспособлений. Имел свою дачу. Ну, как сказать дачу. Так, неказистый домик на участке в шесть соток, рядом с только начинающими расти яблонями и сливами, немного обвешавший, но с новым шифером, которым Дядя Коля втайне гордился. В основном на участке рос картофель. Ему отдавалось более двух трети земли. Но этот год стал исключением. Иваныч прочитал в умных газетах, что земле надо давать отдых и, мол, надо засеять поле просом, чтоб так сказать, почва немного разрыхлилась, набралась сил и на следующий год дала хороший урожай. Так и сделали. И теперь на участке возвышалось сито в метра два высотой, вся зелёная и приятная на ощупь. Вот так бежишь через поле, сито щекочет нагое тело и так хорошо на душе. После упадёшь на землю, посмотришь на небо, такое безоблачное, синие, тихое, и на душе становится хорошо, и слёзы подступают к глазам, и всё бы отдал, чтоб в следующий раз так же смотреть в синеву.

 

Серёга же, было не более четырнадцати отроду, со своей мыслью в голове, которая могла перерасти в пожар, а может и может? Не берусь судить. Но юноша был весёлый, любил шутить, ни разу не пропускал выпуски юмористических газет, и этим летом, таким долгим и прекрасным, он был сам для себя и сам по себе. Отступив от долгих серых петербургских будней, здесь в Белоруссии его душа пела. Век бы здесь жил. Но на то она и есть, чтоб приезжать сюда редко, радоваться, а дома всегда мечтать об этой солнечной стране.

 

 

 

Взяв велосипед из дедова гаража, Серёжа направился к «месту стройки». Дорога была длинна, но живописна. Всегда, когда ехал туда, когда сил было вдоволь, успевал оглядываться по сторонам. Вот проехал через заброшенную военную часть, после проехал через склады, секретные, запустелые, но всегда открытые, и каждый раз возле них стояли, то машины, нагруженные чем-то, то охранники, то барбосы, которые своим лаям пугали каждого проезжающего. Затем наступало время леса. Он был не дремучий, сквозь смешанный набор деревьев всегда проходил солнечный свет, в дождливые погоды тропинка, предназначенная специально для ходьбы или проезда на велосипеде, была влажная, но это было редкостью, лишь ближе к осени вырисовывалась такая картина. Тут хоть будь заправским велосипедистом, всё равно завалишься набок в какой-то куст, или того хуже в водную канаву. После, в зубах мокрая сумка, в руках велосипед и так до дому, под дождь. За лесом начинались огородные участки. На всех полях, огражденные между собой дряхлыми заборами, а кое-где и заброшенными участками, доминировала картошка. Ей не уступали бахчевые культуры, и только после них можно было увидеть лук, кукурузу, и клубнику. Зачастую огороды между собой разделялись плотной оградой из кустов малины и смородины, за которую, бывало, шёл спор, на какой стороне уродился урожай. Соседи бранились, доходило до драки, и в порыве эмоций не замечали, как перезрелая ягода сама падала на землю. Что успевали раздавить - давили, не обращая внимание; что не успевали - уносили с собой муравьи к себе домой. Между тем и огороды кончились, Серёжа выехал на бугристую дорогу, всю в колдобинах, без асфальта, кое-где присыпанной камнем и щебёнкой. По ней, под лёгкий наклон горы, оставалось ехать минут семь. После чего начинались уже дачные застройки, среди которых и была расположена дача. Неподалёку от главной «магистрали», которая вела вниз к реке, в минуте езды.

 

 

 

Возле калитки без замка, но с искусным механизмом, стоял настоящий автомобиль – запорожец. Нисколько не усопший от своего долгого века. Краска цела, колёса тоже. Газ, тормоз – всё в порядке. Эта машина ездила и по городу и чрез болотистые местности или как сейчас на дачу, и всё ей было нипочём. Уходящий символ целой эпохи. Серёжа зашёл через калитку и застал Дядю Колю за непонятным действием. Николай Иванович со скрупулезностью военного, ходил вдоль обнесённого досками квадрата, бубнил себе что-то под нос, после наклонялся, что-то менял и опять обдумывал непонятно что.

 

- Здравствуйте, Дядя Коля! – не доходя до домика, крикнул Серёжа.

 

- О-го! Приехал наконец-то. – обрадовался Дядя Коля, распластал свои губы в широченной улыбке подошёл к Сергею, пожал, как водится руку и продолжил. – а я, вот видишь, уже начинаю примерять нашу территорию, для сверхплана. Будем строить хозблок !

 

-Чего это такое хозблок ?

 

- Хех, ну как сказать, вроде как хотели сначала туалет заделать, а то, знаешь ли, неудобно как-то пред соседями ходить к кустам. А вдруг, женщина, какая симпатичная, так вообще стыд. Вот только я думаю чёрт с ним с отходником. Думаю там сделать склад для хранения всяких сельхоз предметов. Грабли, лопаты, тяпки и проч. Вот смотри. – продолжил дядя Коля. И направил себя и Серёжу к месту будущего здания. – вот смотри. Здесь, значит, будет вход, прям с тропинки от калитки, вот здесь бы бахнем окно, этак полметра на полметра, с открытием, все дела, чтоб налётчиков смотреть через окно, и вести прицельный огонь через открытый проём. – он зашёл в воображаемую будку и начал жестами показывать, как он будет стрелять. – Ну а на верху сделаем крышу с одним наклоном, не домиком, а с креном на один край. Там мы сделаем водоотводник и прям в ведро. Ну, как? Хорош?

 

- Честно сказать я сделал бы немного иначе. Вот смотрите. – Серёжа начал бурно соображать и всё показывать на воздухе. – вот здесь прям как выход к аллее из слив и персиков, мы сделаем дверь. А то, что ж получается. Мы будем залезать в будку, и все будут видеть? Нехорошо как-то.

 

-Одобряю. Значит выход сюда. И как я не додумался.

 

-Вот. Ну, а, окно остаётся сделать с выходом на калитку, чтоб солнечный свет падал на стекло. В целом всё. – Сергей демонстративно развёл руками, показывая завершённость своей речи, и несколько недоумевая, что дядя не додумался до такого интересного и практичного выхода.

 

- Слушай, а это действительно здорово. Это значит так, это так. Так тут сантиметров двадцать уберём. Так здесь потолще… Так… Ну вот! Собственно основа готова. А теперь надо дождаться деда и можно начинать, что-то запаздывает.

 

- А цемент есть?

 

- Обижаешь, там, в машине лежат три мешка по пятьдесят кило каждый. Думаю, хватит. – после чего дядя Коля, что-то подумал, вычислили на воздухе. – Да. Думаю, хватит.

 

- Ща, тогда я схожу, проверю, как он там лежит.

 

- Хорошо. Давай.

 

Серёжа направился к выходу, проходя через домик, он заметил чёрную дырку с два пятака площадью, на шифере.

 

- А это, то, что за дырка тут. – сказал Серёжа.

 

- Это. – дядя Коля показал пальцем на то самое место и начал говорить, как будто дожидался этого момента, и, не решавшись начать его сам. – Дырка, непонятного происхождения. – твёрдо заявил он. – вот видишь здесь, как хитра она выдолблена. Как будто кто-то подошёл к нему (шиферу) с ломиком и немного поддал снизу – проверить крепко ли держится. Крепко, ещё б некрепко! Столько труда вложили. Вот видишь, здесь края вот такие с рубцами вверх, а здесь. – тыкнул пальцем с другой стороны. – вниз.

 

- Да, действительно. – сказал Серёжа, поднимая осколок, самый большой, отлетевший видимо отсюда. – вот здесь и белые выбоины есть. Наверняка ломом. Хотя знаете, дядя Коль, что-то с трудом вериться, что сюда, предположительно ночью, приходили люди, чтоб проверить ваш шифер. Не пойму.

 

- То-то видно, что небывалый здесь. Воруют, ещё как воруют. Бывает, картошки посадишь, так уже в июне два рядка выдраны. Дураки, хоть копали бы. А то, так, просто, за кустики раз-раз-раз и нет ни черта.

 

- И всё-таки я не уверен, что сюда именно за шифером. А почему тогда домик не открыт? Если б я был на их месте, то я и в домик зашёл, и пошарил бы в нём, а так пустое.

 

- Хорошо, предположим, что не так. Тогда есть другая версия. – дядя Коля поднял вверх палец, показывая всю значимость момента и восторженно заявил. – это ме-те-орит.

 

-Хех.

 

-Вот тебе и хех. А почему бы и нет? В Америки могут падать, а у нас нет. Вот смотри, оттуда (показал на небо) и пря-я-я-ям сюда. Бэмц. А? Ну, как идейка. – дядя Коля скрестил руки и стоял, дожидаясь ответной реакции.

 

- Не-а, не может.

 

- От чего ж?

 

- А где вы тут метеорит видели.

 

- А зачем нам его видеть. Он глубоко ушёл в землю и его не найти, а может, он был какой-то странный метеорит. Испарился после удара.

 

-Ну, тогда, это из высшей физики, которую мне не понять.

 

Не успел Серёжа договорить фразу как во вратах на дачу появился Иваныч. Вечно молодой и пахнущий, с задорным клацаньем, он уже наверно минуты две звенел в клаксон, дожидаясь, когда родственники повернуться. Первым его заметил Сергей и стремительным шагом направился к калитке. Вслед за ним проследовал и Дядя Коля.

 

Встретились, пожали руки, отправились к домику.

 

- А чего, Коль, ты не закрыл дверь в машине. – спросил Иваныч.

 

- Да, зачем? Никто не украдёт.

 

 

 

Поставив возле горы кирпича, свой велосипед, Иваныч направился, было к разметке. Но Серёжа опередил его:

 

-Дедуль, а ты что думаешь о дырке.

 

- О какой?

 

- Ну, об этой, которая на шифере.

 

- А-а-а, так у меня есть идея. – дед Иван направился к домику. – есть идея, говорю. Коль, пойми, твои выдумки о метеорите не имеют ничего под собой. Это абсурд. Вернее всего про лом. Но вот ещё есть одна мысль. – Иваныч достал из своего футляра очки, надел и продолжил. – А что если эта была пуля, дробь. Смотри, там (указал вниз в сторону реки), мы знаем, есть стрельбище, где по тарелочкам стреляют.

 

По дороге на дачу можно было повстречать осколки, крошку, оранжевого цвета, которой обычно красят тарелки.

 

-И вот смотри. Какая-нибудь дура могла попасть, прям сюда. Вполне возможно такое. Расстояние позволяет.

 

- А почему именно на мой шифер?

 

- Потому что это вероятнее чем летящий метеорит.

 

Все дружно рассмеялись.

 

-И вот смотри. Дробь описывает дугу и попадает, прям сюда. Осколок отлетает и всё.

 

- Реальнее. – согласился Серёжа.

 

- Ну, значит, увы, не метеорит. А всё-таки может лом? – с надеждой сказал дядя Коля.

 

-Знаешь, Коль, это тоже возможно. Даже более возможно, чем версия про пулю. А все-таки, какая разница? Перестилать шифер? Зачем, нам это, тягомотина. Дырка не такая уж и видная. Пройдёт.

 

-Ну да, ну да.

 

- Так. А теперь смотрите. – произнёс деда. – я тут привёз дверной замок для сарая, прочный висячий само-то. – дед Иван начал показывать пантомиму, мол, ключ вставил негодяй, туда круть, сюда верть, не поддаётся. Сделал жёсткое выражение лица. Сдался. – а потом мы просто его не вправо поворачиваем, а влево и немного вверх, и всё. (улыбнулся)

 

Серёжа тоже.

 

 

 

Солнце было в зените. И облака начали медленно наплывать на свет. Подул лёгкий прохладный ветерок, от которого по коже пробежали мурашки. Мечта о хозблоке пока была только на бумаге, лежавшей на груде кирпичей.

 

- Смотри пап. Здесь, как предложил Сергей, мы сделаем вход, а здесь окно.

 

- Ага, значит здесь вот так, а здесь так. В целом неплохо. Теперь надо всё разметить.

 

Минут двадцать взрослые спорили, какие размеры наносить. Тем временем Серёжа успел обойти весь участок, погрызть клубники, после которой оставался хруст на зубах, от земли. Попробовал чернику – гадость, ещё и зелёная. Проверил всё ли в порядке с машиной. Дверь всё так же была открыта. Вокруг, что могло осматриваться, не было ни души. Направился обратно в штаб .

 

- Ну, всё можно приступать. – сказал Дядя Коля. – а то мы тут до вечера ничего не сделаем.

 

- Погоди, Коль, не спеши. Сейчас ещё кое-что и всё.

 

«Кое-что» длилось ещё минут двадцать. Сергей так и не понял о чём шёл разговор.

 

Погода начала меняться быстро. Небо заволокли тучи и всё говорило о надвигающимся дожде.

 

- Так всё! Всё. Давай. Серёж тащи из машины первый мешок, начинаем делать.

 

Сергей бегом побежал исполнять поручение. Было хорошо, так как знал, что сейчас начнётся то, ради чего он сюда приехал – кладка хозблока.

 

С потугой он кое-как дотащил смесь. Тем временем Дядя Коля вытащил на улицу корыто для цемента, а деда сидел на кирпичах и пристраивал замок к двери.

 

Замешали цемент, получился строгий и плотный. Сняли полиэтилен с кирпичей. Кирпичи были не дурны собой, хоть и ворованные, вернее аккуратно взятые со свалки. Немного отбить от застывшего цемента и можно опять класть. Дядя Коля налил ведро воды, чтоб пропитывать кирпич влагой. Взял стул и начал лепить первый слой.

 

-С этим стулом хрен быстро будешь делать. – говорил Дядя Коля себе под нос.

 

С первым слоем пришёл дождь, пока очень мелкий, но неприятный.

 

Впопыхах накрыли заготовку и кирпич полиэтиленом и досками и побежали в домик. Через несколько минут начался ливень. Стало холодновато. Серёжа смотрел на калитку. Долго. О чём то думая. Дождь продолжался около получаса. Когда он начал кончаться Сергей спохватился и побежал к машине. Но было поздно: один мешок уже потопило, другой на половину был промочен.

 

-Кто дверь не закрыл. Чёрт!

 

И закрыл. Уныло побрёл к домику. Уже был четвёртый час. Из-за обилия туч на небе, стало темнеть. Серёжа остановился возле аллеи их деревьев. Дождь моросил. Было тепло.

 

Сергей смотрел на так и не построенный хозблок . И вряд ли он его увидит в ближайшее время. Через неделю у него был поезд до Петербурга.

 

2005.


WWW.ELGERA.NAROD.RU - Сайт Вани Герасименко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×