Перейти к содержанию
Авторизация  
Гость Тутси(Надя)10

СЛАВА!!

Рекомендуемые сообщения

Гость Тутси(Надя)10

Д Е Н Ь П О Б Е Д Ы!

 

СПАСИБО ВАМ. ЗА ТО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ!!!

Изменено пользователем Бах

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Если б не было войны

 

Еще до встречи вышла нам разлука,

Но все же о тебе я вижу сны.

Да разве б мы прожили друг без друга,

Мой милый, если б не было войны,

Мой милый, если б не было войны?

 

Наверно, я до срока стала старой.

Но только в этом нет твоей вины.

Какой бы мы красивой были парой,

Мой милый, если б не было войны,

Мой милый, если б не было войны!

 

И снова ты протягиваешь руки,

Зовешь из невозвратной стороны…

Уже ходили б в школу наши внуки,

Мой милый, если б не было войны,

Мой милый, если б не было войны.

 

Никто калитку стуком не тревожит,

И глохну я от этой тишины.

Ты б старше был, а я была б моложе,

Мой милый, если б не было войны,

Мой милый, если б не было войны.

 

Стихи - Шаферан И., композитор - Минков М.

post-84-1215178700.jpg


Жизнь - это тайна, которую нужно прожить, а не проблема, которую нужно решить.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Слова и музыка Игоря Матвиенко.

 

Давай за...

 

Серыми тучами небо затянуто,

Нервы гитарной струною натянуты,

Дождь барабанит с утра и до вечера,

Время застывшее кажется вечностью.

Мы наступаем по всем направлениям,

Танки, пехота, огонь артиллерии.

Нас убивают, но мы выживаем...

И снова в атаку себя мы бросаем.

 

Припев:

 

Давай за жизнь, давай брат до конца,

Давай за тех, кто с нами был тогда.

Давай за жизнь, будь проклята война,

Помянем тех кто с нами был тогда.

 

Небо над нами свинцовыми тучами

Стелится низко туманами рваными.

Хочется верить, что все уже кончилось,

Только бы выжил товарищ мой раненый.

Ты потерпи, браток, не умирай пока,

Будешь ты жить еще долго и счастливо,

Будем на свадьбе твоей мы отплясывать,

Будешь ты в небо детишек подбрасывать.

 

Припев:

 

Давай за жизнь, держись брат до конца,

Давай за тех, кто дома ждет тебя,

Давай за жизнь, будь проклята война,

Давай за тех, кто дома ждет тебя.

 

Давай за них, давай за нас,

И за Сибирь и за Кавказ,

За свет далеких городов,

И за друзей и за любовь.

Давай за вас, давай за нас,

И за десант и за спецназ.

За боевые ордена,

Давай поднимем, старина.

 

В старом альбоме нашел фотографии

Деда, он был командир Красной армии.

"Сыну на память. Берлин сорок пятого.",

Века ушедшего воспоминания.

Запах травы на рассвете не скошенной,

Стоны земли от бомбежек распаханной,

Пара солдатских ботинок истоптанных

Войнами новыми, войнами старыми.

 

Припев:

 

Давай за жизнь,

Давай за тех,

Давай за жизнь,

Давай помянем тех кто с нами был.

post-84-1215179336.jpg


Жизнь - это тайна, которую нужно прожить, а не проблема, которую нужно решить.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

По праву всё, что память носит,

Достойно в свете нарекать.

Пожары, войны землю косят,

Но вновь встаёт на поле рать.

 

И только волны ветра былью

Перебираются песнь песка.

Вновь новый голос из могилы

Нас позовёт издалека:

 

"Восстань из пепла месть порока!

Труби, зови на новый бой!

Нас обделили в прошлом веке,

Не нужен нам земной покой!"

 

И миражи ущербной доли

Стирают ясность на беду,

Свидетелей перевирают,

И пишут новый ход в бреду.

 

"Не помню" иль "Не буду помнить" -

За этим не стояла боль.

О, ветераны, вновь так важна

Уже отыгранная роль!

 

"Спасибо!" - ум с сердцем в совете,

Не вы теперь за всё в ответе.

Умолкнет камень в именах.

Встряхните ж память в орденах!

post-84-1241822190.jpg


Жизнь - это тайна, которую нужно прожить, а не проблема, которую нужно решить.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Распахнул нам ликующий май

Все сердца для любви несказанной.

Только что отгремел Первомай,

День Победы пришёл долгожданный.

 

Победителей чувствуем мы.

Пред седой поредевшей колонной

Расступаемся, дарим цветы,

На героев глядим восхищенно.

 

"Поздравляем! - кричим им. - Ура!”

Но идут старики молчаливо.

Им не громкая слава нужна,

А сердечное наше “спасибо"


"...Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата."

(В.И. Ленин, "Полное Собрание Сочинений", том 24)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

9 мая наверное один из самых светлых и радостных праздников в нашей стране. Для меня он в сто раз важнее НГ, первомая, да в общем и любого другого. Этот день прямое доказательство нашей мощи, огромной силы воли и отваги. Наши деды шли к этой ПОБЕДЕ долгих четыре года, они выстояли и победили. За что им огромное человеческое спасибо!!!

К сожалению, сегодня не смогу пойти их и поздравить лично, т.к. заболела, поэтому отмечусь здесь.

 

 

Утро победы

Где трава от росы и от крови сырая,

где зрачки пулеметов свирепо глядят,

в полный рост над окопом переднего края

поднялся победитель солдат.

Сердце билось о ребра прерывисто, часто.

Тишина - Тишина- Не во сне, наяву.

И сказал пехотинец: - Отмаялись! Баста!

И приметил фиалку во рву.

И в душе, тосковавшей по свету и ласке,

ожил радости прежней певучий поток.

И нагнулся солдат, и к простреленной каске

Осторожно приладил цветок.

Снова ожили в памяти были живые v

Подмосковье под снегом, в огне Сталинград.

За четыре немыслимых года впервые,

Как ребенок, заплакал солдат.

Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,

сапогом попирая колючий плетень.

За плечами пылала заря молодая,

предвещая солнечный день.

 

(Алексей Сурков)

 

А вот фото наших ветеранов 9 мая 2005 года.

В прошлом году их было очень мало, к сожалению.

post-84-1241846115.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Помним

 

Давно умолк последний выстрел,

Последний стон сороковых.

Спешат года походкой быстрой,

И тает строй солдат живых.

За наши жизни умирали

Те, кто сегодня старики.

С последним выдохом кричали:

"Вперед!" – смертям всем вопреки.

От вражьих глаз прикрывшись веткой,

Он бить без промаха умел.

Лишь глаз, припав к винтовке меткой,

От напряжения немел.

Один... другой... их меньше, меньше,

Захватчиков земли моей.

И в майский день порою вешней

Не стало их. И мир светлей!

Пройти пришлось вам пол-Европы,

Чтоб их добить в норе своей.

Войной забрызганные тропы

Не заметает суховей.

И время всем в наш День Победы

Напомнить памятный глагол:

Врага, а это наше кредо,

Бить там, откуда он пришел!

Земной поклон, солдат, от жизни,

От всех, кого ты заслонил.

Ты спас свободу, честь Отчизны,

В потомках память заслужил!

 

Николай ЗАРЕМБО


"Люди, они ведь как корабли, которые плывут в тумане, а потому плохо видят друг друга из-за этого тумана и сами толком не знают, куда они плывут. Тем не менее их курсы могут оказаться параллельными, и тогда они некоторое время плывут рядом, можно сказать, борт о борт, - пусть даже совсем недолго…" Фернандо Гамбоа.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

С ДНЁМ ПОБЕДЫ!

 

Помните! Через века, через года, -

помните!

О тех, кто уже не придет никогда, -

помните!

 

Не плачьте! В горле сдержите стоны,

горькие стоны.

Памяти павших будьте достойны!

Вечно достойны!

 

Хлебом и песней, мечтой и стихами,

жизнью просторной.

Каждой секундой, каждым дыханьем

будьте достойны!

 

Люди! Покуда сердца стучатся, -

помните!

Какою ценой завоевано счастье, -

пожалуйста, помните!

 

Песню свою отправляя в полет, -

помните!

Детям своим расскажите о них,

чтоб запомнили!

 

Во все времена бессмертной земли

помните!

К мерцающим звездам ведя корабли, -

о погибших помните!

 

Встречайте трепетную весну,

люди земли.

Убейте войну, прокляните войну,

люди земли!

 

Мечту пронесите через года

и жизнью наполните!..

Но о тех, кто уже не придет никогда, -

заклинаем, - помните!

 

Отрывок из "Реквиема" Роберта Рождественского

post-84-1241857711.jpg


Жизнь - это единственный шанс оставить добрый след на Земле.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Обмороженный

 

На следующий день мама отвезла умершую Таню туда же, куда и Дедушку, на Охтинское кладбище. Она вышла, уже одетая, из малой комнаты со свёртком на руках. Снаружи было то одеяльце, купленное в Пассаже, байковое, не ватное, угол его клапаном опущен на лицо. Бабушка подошла и долго смотрела вовнутрь свёртка, откинув клапан. Потом она перекрестила маму, но не заплакала. Я хотел тоже подойти, но мама попросила не смотреть, и я не видел лица умершей сестры. Возвратившись, мама рассказала, что на кладбище были заранее вырыты большие общие могилы, в которых уже находилось много тел, люди просто привозили своих покойников и сбрасывали вниз. Мама не смогла сама бросить тельце Тани вниз и отдала свёрток могильщику вместе с пайком хлеба; он обещал всё сделать, как нужно. Хотя, что уж тут было делать «нужного»…

Думаю, Таня, грудная, протянула так долго, благодаря тому, что у Бабушки были «фамильные» драгоценности, кое-что из них даже сохранилось. Из разговоров людей в бомбоубежищах выходило, что еда в городе есть, непонятно было, почему её нет у нас. Сейчас известно, что достать в блокадном Ленинграде можно было всё вплоть до изысканных деликатесов, но не за деньги. Так что бабушкины драгоценности сыграли свою роль.

Вечером того дня, когда умерла Таня, появился дядя Андрюша. Он ещё раз подтвердил, что скоро возобновится эвакуация, что надеется нас отправить в числе первых. А пока меня можно и даже нужно устроить на неделю в интернат. Там будут кормить, и даже не потребуют карточки; у мамы с бабушкой оставались две лишние, моя и танина, а это, как-никак, лишних 250 граммов хлеба.

Числа 10-го мама повела меня в интернат. Мороз на улице был страшный, и мы время от времени заходили в аптеки и магазины погреться. В затемнённых помещениях тепла не было, но становилось теплее от одного ощущения закрытого помещения. Первой была аптека на углу Загородного и тупичка, продолжения Социалистической, затем Гастроном на углу 25-го Октября (Невского) и почта на Володарского (Литейном). Не заглядывая на Кирочную, мама привела меня на угол Чайковского и Воскресенского (Чернышевского). В холодном интернате, дров почти не было, печи, немного топившиеся днём, поднимали температуру выше нуля. Я был укутан во всё тёплое, что нашлось в доме, на ногах были те самые оранжевые бурки, они мне слегка жали. Пораненный палец на руке слегка болел, но не кровоточил.

Детей было человек двадцать, воспитательницы почти не обращали на нас внимания. Хорошо, что я был грамотный, было чем заняться, я читал всё, что попадалось. Из прочитанного тогда запомнились две песни в детских журналах. Одна – «Карельская песня о Сталине»:

Там, где сосны шумят, исполины,

где могучие реки текут,

там о Сталине мудром былины

у костров лесорубы поют…

и другая, не карельская, но тоже о Сталине:

…Споём же, товарищи песню

о самом большом полководце,

о самом родном и любимом,

о Сталине песню споём.

Как солнце весенней порою

он землю родную обходит,

растит он отвагу и радость

в саду заповедном своём.

Споём же, товарищи, песню

о самом большом садоводе…

К утру в комнатах был уже мороз, правда, не сильный – во всяком случае, если бы кто-то из детей замёрз насмерть, это наверняка бы запомнилось. Мы спали, не раздеваясь. На первую ночь я бурки снял, а потом воспитательница посоветовала спать, не разуваясь, она не знала, что бурки мне жали, я их больше не снимал. На третий день пальцы ног заболели, ходить стало труднее, но я пока не жаловался.

Через неделю мама пришла за мной. На улице был всё такой же мороз. Я передвигался с трудом, очень болели пальцы на ногах, мама стыдила меня за жалобы, но всё же помогала идти. В магазины и аптеки мы заходили чаще, чем неделю назад по пути в интернат. Работники магазинов и аптек старались не впускать зашедших без дела: люди не покупали ничего, но с каждым исчезала за дверь малая толика драгоценного тепла. Мы шли медленно и очень долго, я здорово замёрз.

Дома в комнате было тепло. Бабушка долго топила печь всеми остатками дров, и к моменту нашего прихода угли ещё горели. Но вскоре трубу закрыла. Я обратил внимание на посторонний запах, мама тоже, но Бабушка сказала, что пахнет совсем немного и это – не опасно, обеих интересовали только мои ноги. Мне помогли забраться на высокий сундук, где всегда раньше устанавливался «загон» для очередного внука. Снять бурки сам я не мог, мама пыталась мне помочь, дёргала, пыталась двигать их – они никак не хотели сниматься! Наконец, она взяла ножницы и разрезала бурки. Я закричал и почти потерял сознание от боли – освобождённая кровь хлынула в опухшие ноги. Все пальцы, особенно на левой ноге, были обморожены и покрыты огромными волдырями, чтобы можно было терпеть боль, пришлось поднять ноги повыше.

Мама была почти в панике. Она, как врач, знала, что такое обморожение второй степени, лечить же мои ноги в тех условиях было практически невозможно. Но пока меня надо было накормить. Бабушка налила мне полную до самых краёв тарелку супа из дуранды. Среди мутной жижи плавало что-то, похожее на мелкие куски тряпок, я мгновенно всё проглотил. «Ещё?»- спросила Бабушка, я молча пододвинул тарелку. Она налила её полную до краёв – как будто бы первой тарелки и не было: плававшие куски я глотал, не жуя. «Это кокины» - сказала Бабушка, неотрывно глядя на мою ложку. Мне было всё равно; умом я понимал, что «кокины» - значит перчатки, кожаные английские краги, всегда лежавшие на туалетном столике; они были на старшем сыне Бабушки Коке, моём не состоявшемся дяде, когда он в 24-ом разбился насмерть на своём «фоккере». Но, мне было всё равно, перчатки, не перчатки... Я ел! Я ел бы и дальше, но мама сказала, что больше нельзя. И вдруг Бабушка неожиданно закатила глаза, повалилась направо и вперёд и упала на пол. Мама кинулась к ней и вдруг тоже упала. Беспомощный, я сидел на своём сундуке и не мог опустить ноги. Что делать!! Я закричал, но уже не от боли, а от страха. На крик поднялась Бабушка, обжигаясь, вытащила из трубы поставленную заглушку и снова упала. Теперь очнулась мама, шатаясь, подошла к окну и открыла форточку. Короче говоря, труба была закрыта слишком рано, все угорели.

Вскоре пузыри на пальцах прорвались, некоторые пальцы стали гноиться. Меня положили в маленькой комнате и укутали всем, чем могли, поднялась температура, начался бред. Этот бред – всадник на лошади, скачущий через всё увеличивающееся беспрерывно и до бесконечности пространство, но сам не меняющийся в размерах, – повторялся всего несколько раз в жизни, но всегда был один и тот же. Один раз когда очнулся, кроме мамы и Бабушки я увидел тётю Шуму. Она пришла забрать Бабушку к себе на Некрасова, поскольку мы с мамой вскоре должны были уехать.

Втроём они сшили для меня два «сапога» из рукавов дедушкиной енотовой шубы - ведь кроме бурок, в которых я обморозил ноги, другой зимней обуви у меня не было. К моему огорчению, сшили их мехом во-внутрь: мама сказала, что так теплее, а мне хотелось, чтобы сапоги были, как унты у папанинцев, - мехом наружу. Помимо этого на ноги должно было быть намотано всё тёплое, что только можно было найти в доме. Без Бабушки мы жили на Лазаретном дня два или три. Целыми днями я оставался один, мама днём уходила на Кирочную, чтобы подготовить комнату к нашему появлению. Стёкла были выбиты. Она раздобыла где-то печурку и немного дров, чем-то заделала окна и немного потопила промёрзшую комнату. У меня днём бреда не было, но к ночи он возникал опять тот же самый.

Наконец, ближе к вечеру мама меня одела, обула в сапоги-рукава и мы отправились на Кирочную. Это, действительно, было серьёзное путешествие. Сначала я медленно, чтобы резко не притекла кровь, опустил ноги на пол. Потом, пройдя через всю квартиру, мы спустились по чёрному ходу – парадным давно уже никто не пользовался. Мама почти несла меня на руках, затем принесла какие-то вещи и саночки. Ещё Ольга Берггольц отметила в «Дневных звёздах»: детские деревянные санки с обитыми жестью деревянными полозьями, на которых до войны катались все дети, теперь назывались только «саночками»; на них возили вещи, воду, ослабевших взрослых людей, трупы…

Уже совсем стемнело. Мама везла меня среди сугробов по Загородному, по проспектам Нахимсона (Владимирскому) и Володарского. Много или мало попадалось народу, мне было всё равно, я смотрел только на мамину спину. Потом мы добрались до тётишуминого дома на Некрасова, и мама затащила сначала меня, а потом саночки на четвёртый этаж. В комнате за завешенными одеялами дверями было довольно тепло, а возле маскировочной шторы правого окна, почти не видная в свете коптилки, сидела Бабушка. Она не проронила ни единого слова и не пошевелилась за всё то время, пока мы отогревались, а мама с тётей Шумой о чём-то говорили. Я только видел, что Бабушка всё время неотрывно смотрела на меня, от этого мне было не по себе, и я отводил глаза.

Будучи совсем уже взрослым, я много раз пытался представить себе, что думала, что чувствовала Бабушка в эти свои последние дни, если не часы. Такое светлое и радостное начало жизни и такая катастрофа в конце: давняя гибель старшего сына; смерть внука; смерть мужа, человека, с которым была связана вся жизнь и все надежды. Смерть такой долгожданной внучки; перед глазами - почти умирающий любимый старший внук, надежда рода; где-то на войне - теперь уже единственный сын, от него никаких известий - жив ли, нет. И ещё где-то далеко младшая дочь с последними – живыми ли? – внуками. Это ведь, действительно, полная катастрофа, крушение жизни! Когда мы с мамой 45-м году вернулись из эвакуации, тётя Шума сказала, что до февраля Бабушка не дотянула. Сказала, что отвезла её тоже на Охтинское и тоже похоронила в братской могиле. Не помнила только, какого числа января бабушка умерла. Сейчас только один я на этом свете помню, вернее, иногда пытаюсь представить, как выглядели живые Бабушка, Дедушка и Таня, их голоса. Да ещё в Книге памяти жертв блокады есть их имена.

Немного отогревшись у тёти Шумы, мы вернулись по Некрасова до Маяковского, двинулись по направлению к Кирочной, и снова очень быстро замёрзли. На углу Манежного переулка почти на том месте, где мы с папой когда-то пили пиво, военный в полушубке спросил у мамы, как пройти куда-то. Она ответила. Вдруг он посмотрел на меня, расстегнул полушубок и протянул маме почти полбуханки хлеба. Хотя было почти абсолютно темно, мне показалось, что на петлице его гимнастёрки блеснули две майорские «шпалы». Мне всегда нравились именно майорские знаки различия, две шпалы - не одна, как у капитана и не три или четыре, как у подполковника и полковника. И ещё мелькнули на петлице скрещенные артиллерийские пушечки.

В тёмной и холодной комнате окна были чем-то заделаны, я даже не поинтересовался, чем. Стёкла остались только под фрамугами, маленькие, как форточка, да и то не все. Может быть стёкла вылетели из-за того, что я когда-то водил по ним стеклорезом? Хотя по всему городу большинство окон в домах тоже давно были без стёкол: ведь не по всем же ним водили стеклорезом. Мама набросала на меня всё тёплое, что только смогла найти, но я никак не мог согреться. Так под горой вещей и уснул, а проснулся, когда утром мама уходила за хлебом. Её не было довольно долго, а, вернувшись, она сказала, что больше хлеба у нас не будет, у неё украли карточки, и жить нам осталось два дня. Мне было всё равно. Два так два.

Спасение пришло ближе к вечеру: появился дядя Андрюша. Он принёс разрешение на выезд на завтра, 25 января, и талоны на паёк для отъезжающих: килограмм кровяной колбасы. Он предупредил, что это всё, что можно было добыть, и растянуть это надо до противоположного берега Ладоги. Мама не представляла, на какое же это время, да и дядя Андрюша не знал: это был первый поезд, который должен был перевезти отъезжающих к Ладожскому озеру. Дальше предстояло ехать на машинах по льду. Мама побежала отоварить талоны, а вечером пришла тётя Шума. Мама рассказала ей о предстоящем отъезде и угостила кровяной колбасой и чаем, просто горячей водой. Тётя Шума отказывалась, но не устояла, и к моменту её ухода от колбасы почти ничего не осталось…

 

http://proza.ru/2009/01/15/514


"...Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата."

(В.И. Ленин, "Полное Собрание Сочинений", том 24)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Тутси(Надя)10

Читаю ваши отзывы, слёзы наворачиваются...

 

С П А С И Б О.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
:):huh::P:16::16::16::D:D:13:

Парад Победы в Пушкино 2017 - http://forum.pushkino.org/index.php/topic/88109-mobilnyj-reporter/?p=4903968

 

- гроза в Пушкино 2013... фото и видео - ссылка<p> - телефоны городских служб Пушкино на 2013 - ссылка

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Гадя Петрович Хренова

Сегодня у монумента «Цветок жизни» собрались юные участники обороны Ленинграда. Уже 40 лет 10 мая школьники блокадного города приходят сюда, чтобы возложить цветы к памятнику и почтить погибших минутой молчания. Монумент установили в 1968 году по инициативе детей блокадного города. И тогда же появилась организация «Юные участники обороны Ленинграда».

Но с каждым годом тех, кто может приехать к монументу, становится все меньше. В этом году добраться до «Цветка жизни» смогли только 25 ветеранов.

Владислав Григорьев, главный редактор газеты «Вестник ветерана»:

«Мы писали на груди, такую бумажку прикалывали - школа такая-то. Потом была создана картотека. Друг друга узнавали. Но я, к сожалению, своих одноклассников не нашёл. Не думаю, что все погибли. Многие после эвакуации вернуться не смогли».

Встреча детей блокады по традиции закончилась на лобном месте, недалеко от мемориального комплекса. Там ветераны читали стихи у костра, говорили о послевоенной жизни и пели песни о блокадном детстве.

 

 

ЗЫ: и все-таки я настаиваю на своей ссылке, как бы ее отсюда не стирали http://forum.pushkino.org/index.php?showtopic=26226 потому что она ОЧЕЕЕНЬ связана с этой темой……………и люди имеют право читать стихи о войне и Дне Победы еще и там .......

post-84-1241972102.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Тутси(Надя)10

Гадя Петрович Хренова

и все-таки я настаиваю на своей ссылке, как бы ее отсюда не стирали http://forum.pushkino.org/index.php?showtopic=26226 [?]  потому что она ОЧЕЕЕНЬ связана с этой темой……………и люди имеют право читать стихи о войне и Дне Победы еще и там ......

спасибо тебе за ссылку

действительно, место ей здесь

 

 

"Поклонимся великим тем годам

Тем славным командирам и бойцам

И маршалам страны и рядовым

Поклонимся и мертвым и живым

Всем тем которых забывать нельзя

Поклонимся поклонимся друзья

Всем миром всем народом всей землей

Поклонимся за тот великий бой

Всем миром всем народом всей землей

Поклонимся за тот великий бой "

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×