Перейти к содержанию
Авторизация  
Гость Lilian

Роберт Шекли

Рекомендуемые сообщения

Гость Lilian

Роберт Шекли.

Кое-что задаром

 

 

Перевод с английского Г. Озерской

 

Он как будто услышал чей-то голос. Но, может быть, ему просто

почудилось? Стараясь припомнить, как все это произошло, Джо Коллинз знал

только, что он лежал на постели, слишком усталый, чтобы снять с одеяла ноги

в насквозь промокших башмаках, и не отрываясь смотрел на расползшуюся по

грязному желтому потолку паутину трещин - следил, как сквозь трещины

медленно, тоскливо, капля за каплей просачивается вода.

Вот тогда, по-видимому, это и произошло. Коллинзу показалось, будто

что-то металлическое поблескивает возле его кровати. Он приподнялся и сел.

На полу стояла какая-то машина-там, где раньше никакой машины не было.

И когда Коллинз уставился на нее в изумлении, где-то далеко-далеко

незнакомый голос произнес: "Ну вот! Это уже все!"

А может быть, это ему и послышалось. Но машина, несомненно, стояла

перед ним на полу.

Коллинз опустился на колени, чтобы ее обследовать. Машина была похожа

на куб - фута три в длину, в ширину и в высоту - и издавала негромкое

жужжание. Серая зернистая поверхность ее была совершенно одинакова со всех

сторон, только в одном углу помещалась большая красная кнопка, а в центре -

бронзовая дощечка. На дощечке было выгравировано: "Утилизатор класса А,

серия АА-1256432". А ниже стояло: "Этой машиной можно пользоваться только по

классу А".

Вот и все.

Никаких циферблатов, рычагов, выключателей - словом, никаких

приспособлений, которые, по мнению Коллинза, должна иметь каждая машина.

Просто бронзовая дощечка, красная кнопка и жужжание.

- Откуда ты взялась? - спросил Коллинз.

Утилизатор класса А продолжал жужжать. Коллинз, собственно говоря, и не

ждал ответа. Сидя на краю постели, он задумчиво рассматривал Утилизатор.

Теперь вопрос сводился к следующему: что с ним делать?

Коллинз осторожно коснулся красной кнопки, прекрасно отдавая себе отчет

в том, что у него нет никакого опыта обращения с машинами, которые "падают с

неба". Что будет, если нажать эту кнопку? Провалится пол? Или маленькие

зеленые человечки дрыгнут в комнату через потолок?

Но чем он рискует? Он легонько нажал на кнопку.

Ничего не произошло.

- Ну что ж, сделай что-нибудь, - сказал Коллинз, чувствуя себя

несколько подавленным.

Утилизатор продолжал все так же тихонько жужжать.

Ладно, во всяком случае, машину всегда можно заложить. Честный Чарли

даст ему не меньше доллара за один металл. Коллинз попробовал приподнять

Утилизатор. Он не приподнимался. Коллинз попробовал снова, поднатужился что

было мочи, и ему удалось на дюйм-полтора приподнять над полом один угол

машины. Он выпустил машину и, тяжело дыша, присел на кровать.

- Тебе бы следовало призвать мне на помощь парочку дюжих ребят, -

сказал Коллинз Утилизатору. Жужжание тотчас стало значительно громче, и

машина даже начала вибрировать.

Коллинз ждал, но по-прежнему ничего не происходило. Словно по какому-то

наитию, он протянул руку и ткнул пальцем в красную кнопку.

Двое здоровенных мужчин в грубых рабочих комбинезонах тотчас возникли

перед ним. Они окинули Утилизатор оценивающим взглядом. Один из них сказал:

- Слава тебе господи, это не самая большая модель. За те, огромные,

никак не ухватишься.

Второй ответил:

- Все же это будет полегче, чем ковырять мрамор в каменоломне, как ты

считаешь?

Они уставились на Коллинза, который уставился на них. Наконец первый

сказал:

- Ладно, приятель, мы не можем прохлаждаться тут целый день. Куда

тащить Утилизатор?

- Кто вы такие? - прохрипел наконец Коллинз.

- Такелажники. Разве мы похожи на сестер Ванзагги?

- Но откуда вы взялись? - спросил Коллинз.

- Мы от такелажной фирмы "Поуха минайл", - сказал один. - Пришли,

потому что ты требовал такелажников. Ну, куда тебе ее?

- Уходите, -- сказал Коллинз. - Я вас потом позову.

Такелажники пожали плечами и исчезли. Коллинз минуты две смотрел туда,

где они только что стояли. Затем перевел взгляд на Утилизатор класса А,

который теперь снова мирно жужжал.

Утилизатор? Он мог бы придумать для машины название и получше.

Исполнительница Желаний, например.

Нельзя сказать, чтобы Коллинз был уж очень потрясен. Когда происходит

что-нибудь сверхъестественное, только тупые, умственно ограниченные люди не

в состоянии этого принять. Коллинз, несомненно, был не из их числа. Он был

блестяще подготовлен к восприятию чуда.

Почти всю жизнь он мечтал, надеялся, молил судьбу, чтобы с ним

случилось что- нибудь необычайное. В школьные годы он мечтал, как проснется

однажды утром и обнаружит, что скучная необходимость учить уроки отпала, так

как все выучилось само собой. В армии он мечтал, что появятся какие-нибудь

феи или джинны, подменят его наряд, и, вместо того чтобы маршировать в

строю, он окажется дежурным по казарме.

Демобилизовавшись, Коллинз долго отлынивал от работа, так как не

чувствовал себя психологически подготовленным к ней. Он плыл по воле волн и

снова мечтал, что какой-нибудь сказочно богатый человек возымеет желание

изменить свою последнюю волю и оставит все ему. По правде говоря, он,

конечно, не ожидал, что какое- нибудь такое чудо может и в самом деле

произойди. Но когда оно все-таки произошло, он уже был к нему подготовлен.

- Я бы хотел иметь тысячу долларов мелкими бумажками с

незарегистрированными номерами, - боязливо произнес Коллинз. Когда жужжание

усилилось, он нажал кнопку. Большая куча грязных пяти- и десятидолларовых

бумажек выросла перед ним. Это не были новенькие, шуршащие банкноты, но это,

бесспорно, были деньги.

Коллинз подбросил вверх целую пригоршню бумажек и смотрел, как они,

красиво кружась, медленно опускаются на пол. Потом снова улегся на постель и

принялся строить планы.

Прежде всего надо вывезти машину из Нью-Йорка - куда-нибудь на север

штата, в тихое местечко, где любопытные соседи не будут совать к нему свой

нос. При таких обстоятельствах, как у него, подоходный налог может стать

довольно деликатной проблемой. А впоследствии, когда все наладится, можно

будет перебраться в центральные штаты или...

В комнате послышался какой-то подозрительный шум.

Коллинз вскочил на ноги. В стене образовалось отверстие, и кто-то с

шумом ломился в эту дыру.

- Эй! Я у тебя ничего не просил! - крикнул Коллинз машине.

Отверстие в стене расширялось. Показался грузный краснолицый, мужчина,

который сердито старался пропихнуться в комнату и уже наполовину вылез из

стены.

Коллинз внезапно сообразил, что все машины, как правило, кому-нибудь

принадлежат. Любому владельцу Исполнитель Исполнительницы Желаний не

понравится, если машина пропадет. И он пойдет на все, чтобы вернуть ее себе,

Он может не остановиться даже перед...

- Защити меня! - крикнул Коллинз Утилизатору и вонзил палец в красную

кнопку.

Зевая, явно спросонок" появился маленький лысый человечек в яркой

пижаме.

- Временная служба охраны стен "Саниса Лиик", - сказал он, протирая

глаза. - Я - Лиик. Чем могу быть вам полезен?

- Уберите его отсюда! - взвизгнул Коллинз.

Краснолицый, дико размахивая руками, уже почти совсем вылез из стены.

Лиик вынул из кармана пижамы кусочек блестящего металла. Краснолицый

закричал:

- Постой! Ты не понимаешь! Этот малый..

Лиик направил на него свой кусочек металла. Краснолицый взвизгнул и

исчез. Почти тотчас отверстие в стене тоже пропало.

- Вы убили его? - спросил Коллинз.

- Разумеется, нет, - ответил Лиик, пряча в карман кусочек металла. - Я

просто повернул его вокруг оси. Тут он больше не полезет.

- Вы хотите сказать, что он будет искать другие пути? - спросил

Коллинз.

- Не исключено, - сказал Лиик. - Он может испробовать

микротрансформацию или даже одушевление. - Лиик пристально, испытующе

поглядел на Коллинза. - А это ваш Утилизатор?

- Ну, конечно, - сказал Коллинз, покрываясь испариной.

- А вы по классу А?

- А то как же? сказал Коллинз. - Иначе на что бы мне эта машина?

- Не обижайтесь, - сонно произнес Лиик. - Это я по-дружески. - Он

медленно покачал головой. - И куда только вашего брата по классу А не

заносит? Зачем вы сюда вернулась? Верно, пишете какой-нибудь исторический

роман?

Коллинз только загадочно улыбнулся в ответ.

- Ну, мне надо спешить дальше, - сказал Лиик, зевая во весь рот. - День

и ночь на ногах. В каменоломне было куда лучше.

И он исчез, не закончив нового зевка.

Дождь все еще шел, а с потолка капало. Из вентиляционной шахты

доносилось чье-то мирное похрапывание. Коллинз снова был один на один со

своей машиной.

И с тысячью долларов в мелках бумажках, разлетевшихся по всему полу. Он

нежно похлопал Утилизатор. Эти самые - по классу А - неплохо его сработали.

Захотелось чего-нибудь - достаточно произвести вслух и нажать кнопку.

Понятно, что настоящий владелец тоскует по ней.

Лиик сказал, что, быть может, краснолицый будет пытаться завладеть ею

другим путем. А каким?

Да не все ли равно? Тихонько насвистывая, Коллинз стал собирать деньги.

Пока у него эта машина, он себя в обиду не даст.

В последующие несколько дней в образе жизни Коллинза произошла резкая

перемена. С помощью такелажников фирмы "Поуха минайл" он переправил

Утилизатор на север. Там он купил небольшую гору в пустынной части

Аднрондакского горного массива и, получив купчую на руки, углубился в свои

владения на несколько миль от шоссе. Двое такелажников, обливаясь потом,

тащили Утилизатор и однообразно бранились, когда приходилось продираться

сквозь заросли.

- Поставьте его здесь и убирайтесь, - сказал Коллинз. За последние дни

его уверенность в себе чрезвычайно возросла.

Такелажники устало вздохнули и испарилась. Коллинз огляделся по

сторонам. Кругом, насколько хватал глаз, стояли густые сосновые в березовые

леса. Воздух был влажен и душист. В верхушках деревьев весело щебетали

птицы. Порой среди ветвей мелькала белка.

Природа! Коллинз всегда любил природу. Вот отличное место для постройки

просторного внушительного дома с плавательным бассейном, теннисным кортом и,

быть может, маленьким аэродромом.

- Я хочу дом, - твердо проговорил Коллинз и нажал красную кнопку.

Появился человек в аккуратном деловом сером костюме и в пенсне.

- Конечно, сэр, - сказал он, косясь прищуренным глазом на деревья, - но

вам все- таки следует несколько подробнее развить свою мысль. Хотите ли вы

что-нибудь в классическом стиле вроде бунгало, ранчо, усадебного дома,

загородного особняка, замка, дворца? Или что-нибудь примитивное, на манер

шалаша или иглу? По классу А вы можете построить себе и что-нибудь

ультрасовременное, например дом с полуфасадом, или здание в духе Обтекаемой

Протяженности, или дворец в стиле Миниатюрной Пещеры.

- Как вы оказали? - переспросил Коллинз. - Я не знаю. А что бы вы

посоветовали?

- Небольшой загородный особняк, - не задумываясь ответил агент. - Они,

как правило, всегда начинают с этого.

- Неужели?

- О, да. А потом перебираются в более теплый климат и строят себе

дворцы.

Коллинз хотел спросить еще что-то, но передумал. Все шло как по маслу.

Эти люди считали, что он - класс А и настоящий владелец Утилизатора. Не было

никакого смысла разочаровывать их.

- Позаботьтесь, чтоб все было в порядке, - сказал он.

- Конечно, сэр, - сказал тот. - Это моя обязанность.

Остаток дня Коллинз провел, возлежа на кушетке и потягивая ледяной

напиток, в то время как строительная контора "Максиме олф" материализовала

необходимые строительные материалы и возводила дом.

Получилось длинное приземистое сооружение из двадцати комнат,

показавшееся Коллинзу в его изменившихся обстоятельствах крайне скромным.

Дом был построен из наилучших материалов по проекту знаменитого Мига из

Дегмы; интерьер был выполнен Тоуиджем; при доме имелись муловский

плавательный бассейн и английский парк, разбитый по эскизу Виериена.

К вечеру все было закончено, и небольшая строительная бригада сложила

свои инструменты и испарилась.

Коллинз повелел своему повару приготовить легкий ужин. Потом он уселся

с сигарой в просторной прохладной гостиной и стал перебирать в уме недавние

события. Напротив него на полу, мелодично жужжа, стоял Утилизатор.

Прежде всего Коллинз решительно отверг всякие сверхъестественные

объяснения случившегося. Разные там духи или демоны были тут совершенно ни

при чем. Его дом выстроили самые обыкновенные человеческие существа, которые

смеялись, - божились, сквернословили, как всякие люди. Утилизатор был просто

хитроумным научным изобретением, механизм которого был ему неизвестен и

ознакомиться с которым он не стремился.

Мог ли Утилизатор попасть к нему с другой планеты? Непохоже. Едва ли

там стали бы ради него изучать английский язык.

Утилизатор, по-видимому, попал к нему из Будущего. Но как?

Коллинз откинулся на спинку кресла и задымил сигарой. Мало ли что

бывает, сказал он себе. Разве Утилизатор не мог просто провалиться в

Прошлое? Может же он создавать всякие штуки из ничего, а ведь это куда

труднее.

Как же, должно быть, прекрасно это Будущее, думал Коллинз. Машины -

исполнительницы желаний! Какие достижения цивилизации! Все, что от вас

требуется, - это только пожелать себе чего-нибудь. Просто! Вот, пожалуйста!

Со временем они, вероятно, упразднят и красную кнопку. Тогда все будет

происходить без малейшей затраты мускульной энергии.

 

Конечно, он должен быть очень осторожен. Ведь все еще существуют

законный владелец машины и остальные представителя класса А. Они будут

пытаться отнять у него машину. Возможно, это фамильная реликвия...

Краем глаза он уловил какое-то движение. Утилизатор дрожал, словно

сухой лист на ветру.

Мрачно нахмурясь, Коллинз подошел к нему. Легкая дымка пара

обволакивала вибрирующий Утилизатор. Было похоже, что он перегрелся.

Неужели он дал ему слишком большую нагрузку? Может быть, ушат холодной

воды...

Тут ему бросилось в глаза, что Утилизатор заметно поубавился в

размерах. Теперь каждое из его трех измерений не превышало двух футов, и он

продолжал уменьшаться прямо-таки на глазах.

Владелец?! Или, может быть, эти - из класса А?! Вероятно, это и есть

микротрансформацая, о которой говорил Лиик. Если тотчас чего-нибудь не

предпринять, сообразил Коллинз, его Исполнитель Желаний станет совсем

невидим.

- Охранная служба "Лиик"! - выкрикнул Коллинз. Он надавил на кнопку и

поспешно отдернул руку. Машина сильно накалилась.

Лиик, в гольфах, спортивной рубашке и с клюшкой в руках появился в

углу.

- Неужели каждый раз, как только я...

- Сделай что-нибудь! - воскликнул Коллинз, указывая на Утилизатор,

который стал уже в фут высотой и раскалился докрасна.

- Ничего я не могу сделать, - сказал Лиик. - У меня патент только на

возведение временных Стен. Вам нужно обратиться в Микроконтроль. - Он

помахал ему своей клюшкой - и был таков.

- Микроконтроль! - заорал Коллинз и потянулся к кнопке. Но тут же

отдернул руку. Кубик Утилизатора не превышал теперь четырех дюймов. Он стал

вишнево-красным и весь светился. Кнопка, уменьшившаяся до размеров

булавочной головки, была почти неразличима.

Коллинз обернулся, схватил подушку, навалился на машину и надавил

кнопку.

Появилась девушка в роговых очках, с блокнотом в руке и карандашом,

наделенным на блокнот.

- Кого вы хотите пригласить? - невозмутимо спросила она.

- Скорей, помогите мне! - завопил Коллинз, с ужасом глядя, как его

бесценный Утилизатор делается все меньше и меньше.

- Мистера Вергона нет на месте, он обедает, - сказала девушка,

задумчиво покусывая карандаш. - Он объявил себя вне предела досягаемости. Я

не могу его вызвать.

- А кого вы можете вызвать?

Она заглянула в блокнот.

- Мистер Вис сейчас в Прошедшем Сослагательном, а мистер Илгис возводит

оборонительные сооружения в Палеолетической Европе. Если вы очень спешите,

может быть, вам лучше обратиться в Транзит-Контроль. Это небольшая фирма, но

они...

- Транзит-Контроль! Ладно, исчезни! - Коллинз сосредоточил все свое

внимание на Утилизаторе и придавил его дымящейся подушкой. Ничего не

последовало. Утилизатор был теперь едва ли больше кубического дюйма, и

Коллинз понял, что сквозь подушку ему не добраться до ставшей почти

невидимой кнопки.

У него мелькнула было мысль махнуть рукой на Утилизатор. Может быть,

уже пора. Можно продать дом, обстановку, получится довольно кругленькая

сумма...

Нет! Он еще не успел пожелать себе ничего по настоящему значительного!

И не откажется от этой возможности без борьбы!

Стараясь не зажмуривать глаза, он ткнул в раскаленную добела кнопку

негнущимся указательным пальцем.

Появился тощий старик в потрепанной одежде. В руке у него было нечто

вроде ярко расписанного пасхального яйца. Он бросил его на пол. Яйцо

раскололось, из него с ревом вырвался оранжевый дым, и микроскопический

Утилизатор мгновенно всосал этот дым в себя, после чего тяжелые плотные

клубы дыма взмыли вверх, едва не задушив Коллинза, а Утилизатор начал

принимать свою прежнюю форму. Вскоре он достиг нормальной величины и,

казалось, нисколько не был поврежден. Старик отрывисто кивнул.

- Мы работаем дедовскими методами, но зато на совесть - сказал он,

снова кивнул и исчез.

И опять Коллинзу показалось, что откуда-то издалека до него донесся

чей-то сердитый возглас.

Потрясенный, обессиленный, он опустился на пол перед машиной.

Обожженный палец жгло и дергало

- Вылечи меня, - пробормотал он пересохшими губами и надавил кнопку

здоровой рукой.

Утилизатор зажужжал громче, а потом умолк совсем. Боль в пальце утихла,

Коллинз взглянул на него и увидел, что от ожога не осталось и следа - даже

ни малейшего рубца.

Коллинз налил себе основательную порцию коньяка и, не медля ни минуты,

лег в постель. В эту ночь ему приснилось, что за ним гонится гигантская

буква А, но, пробудившись, он забыл свой сон.

Прошла неделя, и Коллинз убедился, что поступил крайне опрометчиво,

построив себе дом в лесу. Чтобы спастись от зевак, ему пришлось потребовать

целый взвод солдат для охраны, а охотники стремились во что бы то ни стало

расположиться в его английском парке.

К тому же Департамент государственных сборов начал проявлять живой

интерес к его доходам.

А главное, Коллинз сделал открытие, что он не так уж обожает природу.

Птички и белочки - все это, конечно, чрезвычайно мило, но с ними ведь

особенно не разговоришься. А деревья, хоть и очень красивы, никак не годятся

в собутыльники.

Коллинз решил, что он в душе человек городской. Поэтому с помощью

такелажников "Поуха минайл", строительной конторы "Максиме олф", Бюро

мгновенных путешествий "Ягтон" и крупных денежных сумм, врученных кому

следует, Коллинз перебрался в маленькую республику в центральной части

Американского континента. И поскольку климат здесь был теплее, а подоходного

налога не существовало вовсе, он построил себе большой, крикливо-роскошный

дворец, снабженный всеми необходимыми аксессуарами, кондиционерами,

конюшней, псарней, павлинами, слугами, механиками, сторожами, музыкантами,

балетной труппой - словом, всем тем, чем должен располагать каждый дворец.

Коллинзу потребовалось две недели, чтобы ознакомиться со своим новым жильем.

До поры до времена все шло хорошо.

Как-то утром Коллинз подошел к Утилизатору, думая, не попросить ли ему

спортивный автомобиль или небольшое стадо племенного скота. Он наклонился к

серой машине, протянул руку к красной кнопке...

И Утилизатор отпрянул от него в сторону.

В первую секунду Коллинзу показалось, что у него начинаются

галлюцинации, и даже мелькнула мысль бросить пить шампанское перед

завтраком. Он шагнул вперед и потянулся к красной кнопке. Утилизатор ловко

выскользнул из-под его руки и рысцой выбежал из комнаты.

Коллинз во весь дух припустил за ним, проклиная владельца и весь класс

А. По- видимому, это было то самое одушевление, о котором говорил Лиик:

владельцу каким-то способом удалось придать машине подвижность. Но нечего

ломать над этим голову. Нужно только поскорее догнать машину, нажать кнопку

и вызвать ребят из Контроля одушевления.

Утилизатор несся через зал Коллинз бежал за нам. Младший дворецкий,

начищавший массивную дверную ручку из литого золота, застыл на месте,

разинув рот.

- Остановите ее! - крикнул Коллинз.

Младший дворецкий неуклюже шагнул вперед, преграждая Утилизатору путь.

Машина, грациозно вильнув в сторону, обошла дворецкого и стрелой помчалась к

выходу.

Коллинз успел подскочить к рубильнику, и дверь с треском захлопнулась.

Утилизатор взял разгон и прошел сквозь запертую дверь. Очутившись

снаружи, он споткнулся о садовый шланг, но быстро восстановил равновесие и

устремился за ограду в поле.

Коллинз мчался за ним. Если б только подобраться к нему поближе...

Утилизатор внезапно прыгнул вверх. Несколько секунд он висел в воздухе,

а потом упал на землю. Коллинз ринулся к кнопке. Утилизатор увернулся,

разбежался и снова подпрыгнул. Он висел футах в двадцати над головой

Коллинза. Потом взлетел по прямой еще выше, остановился, бешено завертелся

волчком и снова упал.

Коллинз испугался: вдруг Утилизатор подпрыгнет в третий раз, совсем

уйдет вверх и не вернется. Когда Утилизатор приземлился, Коллинз был начеку.

Он сделал ложный выпад и, изловчившись, нажал кнопку. Утилизатор не успел

увернуться.

- Контроль одушевления! - торжествующе выкрикнул Коллинз.

Раздался слабый звук взрыва, и Утилизатор послушно замер. От

одушевления не осталось и следа.

Коллинз вытер вспотевший лоб и сел на машину. Враги все ближе и ближе.

Надо поскорее, пока еще есть возможность, пожелать что-нибудь пограндиознее.

Быстро, одно за другим, он попросил себе пять миллионов долларов, три

функционирующих нефтяных скважины, киностудию, безукоризненное здоровье,

двадцать пять танцовщиц, бессмертие, спортивный автомобиль и стадо племенною

скота.

Ему показалось, что кто-то хихикнул. Коллинз поглядел по сторонам.

Кругом не было ни души.

Когда он снова обернулся, Утилизатор исчез. Коллинз глядел во все

глаза. А в следующее мгновение исчез и сам.

Когда он открыл глаза, то обнаружил, что стоит перед столом, за которым

сидит уже знакомый ему краснолицый мужчина. Он не казался сердитым. Вид у

него был скорее умиротворенный и даже меланхоличный.

С минуту Коллинз стоял молча; ему было жаль, что все кончилось.

Владелец и класс А в конце концов поймали его. Но все-таки это было

великолепно!

- Ну, - сказал наконец Коллинз, - вы получили обратно свою машину, что

же вам еще от меня нужно?

- Мою машину? - повторил краснолицый, с недоверием глядя на Коллинза. -

Это не моя машина, сэр. Отнюдь не моя.

Коллинз в изумлении воззрился на него.

- Не пытайтесь обдурить меня, мистер. Вы - класс А - хотите сохранить

за собой монополию, разве не так?

Краснолицый отложил в сторону бумагу, которую он просматривал.

- Мистер Коллинз, - сказал он твердо, - меня зовут Флайн. Я агент Союза

охраны граждан. Это чисто благотворительная, лишенная всяких коммерческих

задач организация, и, единственная цель, которую она преследует, - защищать

лиц, подобных вам, от заблуждений, которые могут встретиться на их жизненном

пути.

- Вы хотите сказать, что не принадлежите к классу А?

- Вы пребываете в глубочайшем заблуждении, сэр, - спокойно и с

достоинством произнес Флайн. - Класс А - ото не общественно-социальная

категория, как вы, по- видимому, полагаете. Это всего-навсего форма кредита.

- Форма чего? - оторопело спросил Коллинз.

- Форма кредита, - Флайн поглядел на часы. - Времени у нас мало, и я

постараюсь быть кратким. Мы живем в эпоху децентрализации, мистер Коллинз.

Наша промышленность, торговля и административные учреждения довольно сильно

разобщены во времени и пространстве. Акционерное общество "Утилизатор"

является весьма важным связующим звеном. Оно занимается перемещением благ

цивилизации с одного места на другое и прочими услугами. Вам понятно?

Коллинз кивнул.

- Кредит, разумеется, предоставляется автоматически. Но рано или поздно

все должно быть оплачено.

Это уже звучало как-то неприятно. Оплачено? По-видимому, это все-таки

не такое высокоцивилизованное общество, как ему сначала показалось. Ведь

никто ни словом не обмолвился про плату. Почему же они заговорили о ней

теперь?

- Отчего никто не остановил меня? - растерянно спросил он. - Они же

должны были знать, что я некредитоспособен.

Флайн покачал головой.

- Кредитоспособность - вещь добровольная. Она не устанавливается

законом. В цивилизованном мире всякой личности предоставлено право решать

самой. Я очень сожалею, сэр. - Он поглядел на часы и протянул Коллинзу

бумагу, которую просматривал. - Прошу вас взглянуть на этот счет и сказать,

все ли здесь в порядке.

Коллинз взял бумагу и прочел:

 

Один дворец с оборудованием 450000000 кр.

Услуги такелажников фирмы

"Поуха минайл", а также фирмы

"Максимо олф" 111000 кр.

Сто двадцать две танцовщицы 122000000 кр.

Безукоризненное здоровье 888234031 кр.

 

Коллинз быстро пробежал глазами весь счет. Общая сумма слегка превышала

восемнадцать биллионов кредитов.

- Позвольте! - воскликнул Коллинз. - Вы не можете требовать с меня

столько. Утилизатор свалился ко мне в комнату неизвестно откуда, просто по

ошибке!

- Я как раз собираюсь обратить их внимание на это обстоятельство, -

сказал Флайн. - Как знать? Быть может, они будут благоразумны. Во всяком

случае, попытаемся, хуже не будет.

Все закачалось у Коллинза перед глазами. Лицо Флайна начало

расплываться.

- Время истекло, - сказал Флайн. - Желаю удачи.

Коллинз закрыл глаза.

Когда он открыл их снова, перед ним расстилалась унылая равнина,

опоясанная скалистой горной грядой. Ледяной ветер, налетая порывами, стегал

по липу, небо было серо-стальным.

Какой-то оборванный человек стоял рядом с ним.

- Держи, - сказал он и протянул Коллинзу кирку.

- Что это такое?

- Кирка, - терпеливо разъяснил человек. - А вон там - каменоломня, где

мы с тобой вместе с остальными будем добывать мрамор.

- Мрамор?

- Ну да. Всегда найдется какой-нибудь идиот, которому нужен мраморный

дворец, - с кривой усмешкой ответил человек. - Можешь звать меня Янг. Нам

некоторое время придется поработать на пару.

Коллинз тупо поглядел на него:

- А как долго?

- Подсчитай сам, - сказал Янг. - Расценки здесь - пять-десять кредитов

в месяц, и тебе будут их начислять, пока ты не покроешь свой долг.

Кирка выпала у Коллинза из рук.

Они не могут этого сделать! Акционерное общество "Утилизатор" должно

понять свою ошибку! Это же их вина, что машина провалилась в Прошлое. Не

могут же они этого не знать.

- Все это - сплошная ошибка! - сказал Коллинз.

- Никакая не ошибка, - возразил Яиг. - У них большой недостаток в

рабочей силе. Набирают где попало. Ну, пошли. Первую тысячу лет трудно, а

потом привыкаешь.

Коллинз двинулся следом за Янгом, потом остановился.

- Первую тысячу лет? Я столько не проживу!

- Проживешь! - заверил его Янг. - Ты же получил бессмертие. Разве

забыл?

- А сколько они насчитали мне за бессмертие как раз в ту минуту, когда

они отняли у него машину. А может быть, они взяла ее потом?

Вдруг Коллинз что-то припомнил. Странно, в том счете, который предъявил

ему Флайн, бессмертия как будто вовсе не стояло.

- А сколько они насчитали мне за бессмертие? - спросил он.

Янг поглядел на него и рассмеялся.

- Не прикидывайся простачком, приятель. Пора бы уж тебе кой-что

сообразить. - Он подтолкнул Коллинза к каменоломне.

- Ясное дело, этим-то они награждают задаром.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Lilian

Роберт Шекли

"Особый Старательский"

 

Пескоход мягко катился по волнистым дюнам. Его шесть

широких колес поднимались и опускались, как грузные крупы

упряжки слонов. Невидимое солнце палило сквозь

мертвенно-белую завесу небосвода, изливая свой жар на

брезентовый верх машины и отражаясь от иссушенных песков.

- Только не засни, - сказал себе Моррисон, выправляя по

компасу курс пескохода.

Вот уже двадцать первый день он ехал по Скорпионовой

пустыне Венеры. Двадцать первый день он боролся со сном за

рулем пескохода, который качаясь из стороны в сторону,

переваливал одну песчаную волну за другой. Ехать по ночам

было бы полегче, если бы не приходилось то и дело объезжать

крутые овраги и валуны величиной с дом. Теперь он понимал,

почему в пустыню направлялись группами: один вел машину, а

другой тряс его/не давая заснуть.

- Но в одиночку лучше, - напомнил Моррисон сам себе. -

Берешь вдвое меньше припасов и не рискуешь случайно

оказаться убитым.

Он начал клевать носом и заставил себя рывком поднять

голову. Перед ним, за поляроидным ветровым стеклом, все

плясало и зыбилось. Пескоход бросало и качало с

предательской мягкостью. Моррисон протер глаза и включил

радио.

Это был рослый, загорелый, мускулистый молодой человек с

коротко остриженными черными волосами и серыми глазами. Он

наскреб двадцать тысяч долларов и приехал на Венеру, чтобы

здесь, в Скорпионовой пустыне, заработать себе состояние,

как это сделали уже многое до него. В Престо - последнем

городке на рубеже дикой пустыни - он обзавелся снаряжением и

пескоходом, после чего у него осталось всего десять

долларов.

Десяти долларов в Престо хватило как раз на то, чтобы

выпить в единственном на весь город салуне. Моррисон

заказал виски с содовой, выпил с шахтерами и старателями и

посмеялся над россказнями старожилов про стаи пустынных

волков и эскадрильи прожорливых птиц, что водились в глубине

пустыни. Он знал все о солнечной слепоте, тепловом ударе и

о поломке телефона. Он был уверен, что с ним ничего

подобного не случится.

Теперь же, пройдя за двадцать один день 1800 миль, он

научился уважать эту безводную громаду песка и камня

площадью втрое больше Сахары. Здесь в самом деле можно

погибнуть!

Но можно и разбогатеть. Именно это и намеревался сделать

Моррисон.

Из приемника послышалось гудение. Повернув регулятор

громкости до отказа, он едва расслышал звуки танцевальной

музыки из Венусборга. Потом звуки замерли.

Он выключил радио и крепко впился обеими руками в руль.

Разжав одну руку, он взглянул на часы. Девять пятнадцать

утра. В десять тридцать он сделает остановку и вздремнет.

В такую жару нужно отдыхать. Но не больше чем полчаса.

Где-то впереди ждет сокровище, и ему нужно найти его до

того, как кончатся припасы.

Там, впереди, должны быть выходы драгоценной золотоносной

породы! Вот уже два дня, как он напал на ее следы. А что,

если он наткнется на настоящее месторождение, как Кэрк в

восемьдесят девятом году или Эдмондсон и Арслер в девяносто

третьем? Тоща он сделает то же, что сделали они: закажет

"Особый старательский" коктейль, сколько бы с него ни

содрали.

Пескоход катился вперед, делая неизменные тринадцать миль

в час, и Моррисон попытался сосредоточиться на опаленной

жаром желтовато-коричневой местности. Вон тот выход

песчаника точь-в-точь такого же цвета, как волосы Джейн.

Когда он доберется до богатой залежи, то вернется на

землю, купит себе ферму в океане и они с Джейн поженятся.

Хватит с него старательства! Только бы одну богатую

находку, чтобы он мог купить кусок глубокого синего

Атлантического океана. Кое-кто может считать рыбоводство

скучным занятием, но его это вполне устраивает.

Он живо представил себе, как стада макрелей пасутся,

плавая в планктоновых садках, а он сам в маленькой подводной

лодке, сопровождаемый верным дельфином, посматривает, не

сверкнет ли серебром хищная барракуда и не покажется ли из

за коралловых зарослей сера-стальная акула...

Пескоход бросило вбок. Моррисон очнулся, схватился за

руль и изо всех сил повернул его. Пока он дремал, машина

съехала с рыхлого гребня дюны. Опасно накренившись,

пескоход цеплялся колесами за гребень. Песок и галька

летели из- под его широких шин, которые с визгом и воем

начали вытягивать машину вверх по откосу. И тут обрушился

весь склон дюны.

Моррисон повис на руле. Пескоход завалился на бок и

покатился вниз. Песок сыпался в рот и в глаза.

Отплевываясь, Моррисон не выпускал руля из рук. Потом

машина еще раз перевернулась и провалилась в пустоту. Она

падала несколько секунд, а потом рухнула на дно сразу всеми

колесами. Моррисон услышал, как с гулом лопнули обе задние

шины. Он ударился головой о ветровое стекло и потерял

сознание.

Очнувшись, он прежде всего взглянул на часы. Они

показывали десять тридцать пять.

- Самое время вздремнуть, - сказал себе Моррисон. - Но,

пожалуй, лучше я сначала выясню ситуацию.

Он обнаружил, что находится на дне неглубокой впадины,

усыпанной острыми камешками. От удара лопнули две шины,

разбилось ветровое стекло и сорвало дверцу. Снаряжение было

разбросано вокруг, но как будто осталось невредимым.

- Могло быть и хуже, - сказал себе Моррисон. Он нагнулся

и внимательно осмотрел шины.

- Оно и есть хуже, - добавил он.

Обе лопнувшие шины были так изодраны, что починить их

было уже невозможно. Запасные колеса он использовал еще

десять дней назад, пересекая Чертову Решетку. Использовал и

выбросил. Двигаться дальше без шин он не мог.

Моррисон вытащил телефон, стер пыль с черного

пластмассового футляра и набрал номер гаража Эла в Престо.

Через секунду засветился маленький видеоэкран. Он увидел

длинное угрюмое лицо, перепачканное маслом.

- Гараж Эла. Эдди у аппарата.

- Привет, Эдди. Это Том Моррисон. С месяц назад я купил

у вас этот пескоход "Дженерал моторе". Помните?

- Конечно, помню, - ответил Эл. - Вы тот самый парень,

который поехал один по Юго-Западной тропе. Ну как ведет

себя таратайка?

- Прекрасно. Замечательная машина. Я вот по какому

делу...

- Эй, - перебил его Эдди, - что с вашим лицом?

- Ничего особенного, - сказал он. -Я кувыркнулся с дюны,

и лопнули две шины.

Он повернул телефон, чтобы Эдди смог их разглядеть.

- Не починить, - сказал Эдди.

- Так я и думал. А запасные я истратил, когда ехал через

Чертову Решетку. Послушайте, Эдди, вы не могли бы

телепортировать мне пару шин? Сойдут даже реставрированные.

А то без них мне не сдвинуться с места.

- Конечно, - ответил Эдди, - только реставрированных у

меня нет. Я телепортирую новые по пятьсот за штуку. Плюс

четыреста долларов за телепортировку. Тысяча четыреста

долларов, мистер Моррисон.

- Ладно.

- Хорошо, сэр. Если вы покажете мне наличные или чек, я

буду действовать.

- В данный, момент, - сказал Моррисон, - у мены с собой

нет ни цента.

- А счет в банке?

- Исчерпан дочиста.

- Облигации? Недвижимость? Хоть что-нибудь, что можно

обратить в наличные?

- Ничего, кроме этого пескохода, который вы продали мне

за восемь тысяч долларов. Когда вернусь, рассчитаюсь с вами

пескоходом.

- Если вернетесь. Мне очень жаль, мистер Моррисон, но ни

чего не выйдет.

- Что вы хотите сказать? - спросил Моррисон. - Вы же

знаете, что я заплачу за шины.

- А вы знаете законы Венеры, - упрямо сказал Эдди. -

Никакого кредита! Деньги на бочку!

- Не могу же я ехать на пескоходе без шин, - сказал

Моррисон. - Неужели вы меня здесь бросите?

- Кто это вас бросит? - возразил Эдди. - Со старателями

такое случается каждый день. Вы знаете, что делать, мистер

Моррисон. Позвоните в компанию "Коммунальные услуги" и

объявите себя банкротом. Подпишите бумагу о передаче им

остатков пескохода и снаряжения и всего, что вы нашли по

дороге. Они вас выручат.

- Я не хочу возвращаться, - ответил Моррисон. -

Смотрите. Он поднес аппарат к самой земле.

- Видите, Эдди? Видите эти красные и пурпурные крапинки?

Где-то здесь лежит богатая руда!

- Следы находят все, - сказал Эдди.

- Но это богатое место, - настаивал Моррисон. - Следы

ведут прямо к чему-то крупному, к большой жиле. Эдди, я

знаю, это очень большое одолжение, но если бы вы рискнули

ради меня парой шин...

- Не могу, - ответил Эдди. - Я же всего навсего здешний

служащий. Я не могу телепортировать вам никаких шин, пока

вы мне не покажете деньги. Иначе меня выгонят с работы, а

может быть, и посадят. Вы знаете закон.

- Деньги на бочку, - мрачно сказал Моррисон.

- Вот именно. Не делайте глупостей и поворачивайте

обратно. Может быть, когда- нибудь попробуете еще раз.

- Я двенадцать лет копил эти деньги, - ответил Моррисон.

- Я не поверну назад.

Он выключил телефон и попытался что-нибудь придумать.

Кому еще здесь, на Венере, он может позвонить? Только Максу

Крэндоллу, своему маклеру по драгоценным камням. Но Максу

негде взять тысячу четыреста долларов - в своей тесной

конторе рядом с ювелирной биржей Венусборга он еле-еле

зарабатывает на то, чтобы заплатить домохозяину.

"Не могу я просить Макса о помощи, - решил Моррисон. -

По крайней мере до тех пор, пока не найду золото. Настоящее

золото, а не просто его признаки. Значит, остается

выпутываться самому".

Он открыл задний борт пескохода и начал разгружать его,

сваливая снаряжение на песок. Придется отобрать только

самое необходимое: все, что он возьмет, предстоит тащить на

себе.

Нужно взять телефон, походный набор для анализов.

Концентраты, револьвер, компас. И ничего больше, кроме

воды, - столько, сколько он сможет унести. Все остальное

придется бросить.

К вечеру Моррисон был готов. Он с сожалением посмотрел

на остающиеся двадцать баков с водой. В пустыне вода -

самое драгоценное имущество человека, если не считать

телефона. Но ничего не поделаешь. Напившись досыта, он

взвалил на плечи мешок и направился на юго-запад, в глубь

пустыни.

Три дня он шел на юго-запад, потом, на четвертый день,

повернул на юг. Признаки золота, становились все

отчетливее. Никогда не показывавшееся из-за облаков солнце

палило сверху, и мертвенно-белое небо смыкалось над ним, как

крыша из раскаленного железа. Моррисон шел по следам

золота, а по его следам тоже кто-то шел.

На шестой день он уловил какое-то движение, но это было

так далеко, что он ничего не смог разглядеть. На седьмой

день он увидел, кто его выслеживает.

Венерианская порода волков, маленьких, худых, с желтой

шкурой и длинными, изогнутыми, как будто в усмешке,

челюстями, была одной из немногих разновидностей

млекопитающих, которые обитали в Скорпионовой пустыне.

Моррисон вгляделся и увидел, как рядом с первым волком

появились еще два.

Он расстегнул кобуру револьвера. Волки не пытались

приблизиться. Времени у них было достаточно.

Моррисон все шел и шел, жалея, что не захватил с собой

ружье. Но это означало бы лишние восемь фунтов, а значит,

на восемь фунтов меньше воды.

Раскидывая лагерь на закате восьмого дня, он услышал

какое-то потрескивание. Он резко повернулся и заметил в

воздухе футах в десяти от себя, на высоте чуть больше

человеческого роста, маленький вихрь, похожий на водоворот.

Вихрь крутился, издавая характерное потрескивание, всегда

сопровождавшее телепортировку.

"Кто бы это мог мне что-то телепортировать?" - подумал

Моррисон, глядя, как вихрь медленно растет.

Телепортировка предметов со стационарного проектора в

любую заданную точку была обычным способом передвижения

грузов через огромные расстояния Венеры. Телепортировать

можно было любой неодушевленный предмет. Одушевленные

предметы телепортировать не удавалось, потому что при этом

происходили некоторые незначительные, но иепоправимые

изменения молекулярного строения протоплазмы. Кое-кому

пришлось убедиться в этом на себе, когда телепортирование

только еще входило в практику.

Моррисон ждал. Воздушный вихрь достиг трех футов в

диаметре. Из него вышел хромированный робот с большой

сумкой.

- А это ты... - сказал Моррисон.

- Да, сэр, - сказал робот, окончательно высвободившись из

вихря, - Уильямс-4 с венерианской почтой к вашим услугам.

Робот был среднего роста, с тонкими ногами и плоскими

Ступнями, человекоподобный и наделенный добродушным

характером. Вот уже двадцать три года он представлял собой

все почтовое ведомство Венеры - сортировал, хранил и

доставлял письма. Он был построен основательно, и за все

двадцать три года почта ни разу не задерживалась.

- Вот и мы, мистер Моррисон, - сказал Уильямс-4. - К

сожалению, в пустыню почта заглядывает только дважды в

месяц, но уж зато приходит вовремя, а это самое ценное. Вот

для вас. И вот. Кажется, есть еще одно. Что, пескоход

сломался?

- Ну да, - ответил Моррисон, забирая письма.

Уильямс-4 продолжал рыться в своей сумке. Хотя старый

робот был прекрасным почтальоном, он слыл самым большим

болтуном на всех трех планетах.

- Где-то здесь было еще одно, сказал Уильямс-4. - Плохо,

что пескоход сломался. Теперь уж пескоходы пошли не те, что

во времена моей молодости. Послушайте моего совета, молодой

человек. Возвращайтесь назад, если у вас еще есть такая

возможность.

Моррисон покачал головой.

- Глупо, просто глупо, - сказал старый робот. - Жаль,

что у вас нет моего опыта. Сколько раз мне попадались вот

такие парни - лежат себе на песке в высохшем мешке из

собственной кожи, а кости изгрызли песчанные волки и грязные

черные коршуны. Двадцать три года я доставляю почту

прекрасным молодым людям вроде вас, и каждый думает, что он

необыкновенный, не такой, как другие.

Зрительные ячейки робота затуманились воспоминаниями.

- Но они такие же, как и все, - продолжал Уильямс-4. -

Все они одинаковы, как роботы, сошедшие с конвейера,

особенно это чувствуешь после того, как с ними разделаются

волки.

И тогда мне приходится пересылать их письма и личные вещи

их возлюбленным на Землю.

- Знаю, - ответил Моррисон. - Но кое-кто остается в

живых, верно?

- Конечно, - согласился робот. - Я видел, как люди

составляли себе одно, два, три состояния. А потом умирали в

песках, пытаясь составить четвертое.

- Только не я, - ответил Моррисон. - Мне хватит и

одного. А потом я куплю себе подводную ферму на Земле.

Робот содрогнулся.

- Ненавижу соленую воду. Но каждому - свое. Желаю

удачи, молодой человек!

Робот внимательно оглядел Моррисона - вероятно, чтобы

прикинуть, много ли на нем личных вещей, - полез обратно в

воздушный вихрь. Мгновение - и он исчез. Еще мгновение -

исчез и вихрь.

Моррисон сел и принялся читать письма. Первое было от

маклера по драгоценным камням Макса Крэндолла. Он писал о

депрессии, которая обрушилась на Венусборг, и намекал, что

может оказаться банкротом, если кто-нибудь из его старателей

не найдет чего-нибудь стоящего.

Второе письмо было уведомлением от Телефонной компании

Венеры. Моррисон задолжал за двухмесячное пользованием

телефоном двести десять долларов и восемь центов. Если эта

сумма не будет уплачена немедленно, телефон подлежит

отключению.

Последнее письмо, пришедшее с далекой Земли, было от

Джейн. Оно было заполнено новостями о его двоюродных

братьях, тетках и дядях. Джейн писала о фермах в

Атлантическом океане, которые она присмотрела, и о чудном

местечке, что она нашла недалеко от Мартиники в Карибском

море. Она умоляла его бросить старательство, если оно

грозит какой-нибудь опасностью; можно найти и другие способы

заработать на ферму. Она передала ему свою любовь и заранее

поздравляла с днем рождения.

- День рождения? - спросил себя Моррисон. - Погодите,

сегодня двадцать третье июля. Нет двадцать четвертое. А

мой день рождения первого августа. Спасибо, что вспомнила,

Джейн.

В эту ночь ему снились Земля и голубые просторы

Атлантики. Но под утро, когда жара усилилась, он вообразил

многие мили золотых жил, оскаливших зубы песчанных волков и

"Особый старательский".

Моррисон продолжал свой путь по дну давно исчезнувшего

озера. Камни сменились песком. Потом снова пошли камни,

исковерканные и превращенные в тысячи зловещих фигур.

Красные, желтые и бурые цвета плыли у него перед глазами.

Во всей этой пустыне не было ни одного зеленого пятнышка.

Он продолжал идти в глубь пустыни, в хаотические

нагромождения камней, а поодаль, с обеих сторон, за ним, не

приближаясь и не отставая, шли волки.

Моррисон не обращал на них внимания. Ему доставляли

достаточно забот отвесные скалы и целые поля валунов,

преграждавшие путь на юг.

На одиннадцатый день после того, как он бросил пескоход,

признаки золота стали настолько богатыми, что его уже можно

было мыть. Волки все еще преследовали его, и вода была на

исходе. Еще один дневной переход - и для него все будет

кончено.

Моррисон на мгновение задумался, потом распаковал телефон

и набрал номер компании "Коммунальные услуги". На экране

появилась суровая, строго одетая женщина с седеющими

волосами.

- "Коммунальные услуги", - сказала она. - Чем можем вам

помочь?

- Привет, - весело отозвался Моррисон. - Как погода в

Венусборге?

- Жарко, - ответила женщина. - А у вас?

- Я даже не заметил, - улыбнулся Моррисон. - Слишком

занят: пересчитываю свои богатства.

- Вы нашли золотую жилу? - спросила женщина, и ее лицо

немного смягчилось.

- Конечно, - ответил Моррисон. - Но пока никому не

говорите. Я еще не оформил заявку. Мне бы наполнить их, -

беззаботно улыбаясь, он показал ей свои фляги. Иногда это

удавалось. Иногда, если вы вели себя достаточно уверенно,

"Коммунальные услуги" давали воду, не проверяя ваш текущий

счет. Конечно, это было жульничество, но ему было не до

приличий.

- Я полагаю, ваш счет в порядке? - спросила женщина.

- Конечно, - ответил Моррисон, почувствовав, как улыбка

застыла на его лице. - Мое имя Том Моррисон. Можете

проверить...

- О, этим занимаются другие. Держите крепче флягу.

Готово!

Крепко держа флягу обеими руками, Моррисон смотрел, как

над ее горлышком тонкой хрустальной струйкой показалась

вода, телепортированная за четыре тысячи миль из Венусборга.

Струйка потекла во флягу с чарующим журчанием. Глядя на

нее, Моррисон почувствовал, как его пересохший рот начал

наполняться слюной. Вдруг вода перестала течь.

- В чем дело? - спросил Моррисон.

Экран телефона померк, потом снова засветился, и Моррисон

увидел перед собой худое лицо незнакомого мужчины. Мужчина

сидел за большим письменным столом, а перед ним была

табличка с надписью: "Милтон П. Рид, вице-президент.

Отдел счетов".

- Мистер Моррисон, - сказал Рид, - ваш счет

перерасходован. Вы получили воду обманным путем. Это

уголовное преступление.

- Я заплачу за воду, сказал Моррисон.

- Когда?

- Как только вернусь в Венусборг.

- Чем вы собираетесь заплатить?

- Золотом, - ответил Моррисон. - Посмотрите, мистер Рид.

Это вернейшие признаки! Вернее, чем были у Кэрка, когда он

сделал свою заявку. Еще день, и я найду золотоносную

породу...

- Так думает каждый старатель, - сказал мистер Рид. -

Всего один день отделяет каждого старателя на Венере от

золотоносной породы. И все они рассчитывают получить кредит

в "Коммунальных услугах".

- Но в данном случае...

- "Коммунальные услуги", - продолжал Рид, - не

благотворительная организация. Наш устав запрещает

продление кредита. Мистер Моррисон, Венера - еще не

освоенная планета, и планета очень далекая. Любое

промышленное изделие приходится ввозить сюда с Земли за

немыслимую цену. У нас есть своя вода, но найти ее,

очистить и потом телепортировать стоит дорого. Наша

компания, как и любая другая на Венере, получает крайне

малую прибыль, да и та неизменно вкладывается в расширение

дела. Вот почему на Венере не может быть кредита.

- Я все это знаю, - ответил Моррисон. - Но я же говорю

вам, что мне нужно только день или два...

- Абсолютно исключено. По правилам мы уже сейчас не

имеем права выручать вас. Вы должны были объявить о своем

банкротстве неделю назад, когда сломался ваш пескоход. Ваш

механик сообщил нам об этом, как требует закон. Но вы этого

не сделали. Мы имеем право бросить вас. Вы понимаете?

- Да, конечно, - устало ответил Моррисон.

- Тем не менее компания приняла решение ради вас нарушить

правила. Если вы немедленно повернете назад, мы снабдим вас

водой на обратный путь.

- Я еще не хочу поворачивать назад. Я почти нашел

месторождение.

- Вы должны повернуть назад! Подумайте хорошенько,

Моррисон! Что было бы с нами, если бы мы позволяли любому

старателю рыскать по пустыне и снабжали бы его водой? Туда

бы устремились десять тысяч человек, и не прошло бы и года,

как мы были бы разорены. Я и так нарушаю правила.

Возвращайтесь!

- Нет, - ответил Моррисон.

- Подумайте еще раз. Если вы сейчас не повернете назад,

"Коммунальные услуги" снимают с себя всякую ответственность.

Моррисон кивнул. Если он пойдет дальше, то рискует

умереть в пустыне. Но что, если он вернется? Он окажется в

Венусборге без гроша в кармане, кругом в долгах, тщетно

разыскивая работу в перенаселенном городе. Ему придется

спать в ночлежке и кормиться бесплатной похлебкой вместе с

другими старателями, которые повернули обратно. А как он

заработает на возвращение на Землю? Когда он снова увидит

Джейн?

- Я, пожалуй, пойду дальше, - сказал Моррисон.

- Тогда "Коммунальные услуги" снимают с себя всякую

ответственность за вас, - повторил Рид и повесил трубку.

Моррисон уложил телефон, хл-censored- глоток из своих скудных

запасов воды и снова пустился в путь.

Песчанные волки рысцой бежали с обеих сторон, постепенно

приближаясь. С неба его заметил коршун с треугольными

крыльями. Коршун день и ночь парил на восходящих потоках

воздуха, ожидая, пока волки прикончат Моррисона. Коршуна

заменила стая маленьких летучих скорпионов. Они отогнали

птицу наверх, в облачный слой. Летучие гады ждали целый

день. Потом их, в свою очередь, прогнала стая черных

коршунов.

Теперь, на пятнадцатый день после того, как он бросил

пескоход, признаки золота стали еще обильнее. В сущности,

Моррисон как будто шел по поверхности золотой жилы. Везде

вокруг должно было быть золото. Но самой жилы он еще не

нашел.

Моррисон сел и потряс свою последнюю флягу. Она не

издала ни звука. Он отвинтил пробку и опрокинул флягу себе

в рот. В его запекшееся горло скатились две капли.

Прошло уже четыре дня с тех пор, как он разговаривал с

"Коммунальными услугами". Последнюю воду он выпил вчера.

Или позавчера?

Он снова завинтил пустую флягу и окинул взглядом

выжженную жаром местность. Потом он выхватил из мешка

телефон и набрал номер Макса Крэндолла.

Круглое, озабоченное лицо Крэндолла появилось на экране.

- Томми, - сказал он, - на кого ты похож?

- Все в порядке, - ответил Моррисон. Немного высох, и

все. Макс, я у самой жилы.

- Ты в этом уверен? спросил Макс.

- Смотри сам, - сказал Моррисон, поворачивая телефон в

разные стороны. - Смотри, какие здесь формации! Видишь вон

там красные и пурпурные пятна?

- Верно, признаки золота, - неуверенно согласился

Крэндолл.

- Где-то поблизости богатая порода. Она должна быть

здесь! - сказал Моррисон. - Послушай, Макс, я знаю, что у

тебя туго с деньгами, но я хочу попросить тебя об одолжении.

Пошли мне пинту воды. Всего пинту, чтобы хватило на день

или два. Эта пинта может нас обоих сделать богачами.

- Не могу, - грустно ответил Крэндолл.

- Не можешь?

- Нет, Томми, я послал бы тебе воды, даже если бы вокруг

тебя не было ничего, кроме песчаника и гранита. Неужели ты

думаешь, что я дал бы тебе умереть от жажды, если бы мог

что-нибудь поделать? Но я ничего не могу. Взгляни.

Крэндолл повернул свой телефон. Моррисон увидел, что

стулья, стол, конторка, шкаф и сейф исчезли из конторы.

Остался только телефон.

- Не знаю, почему не забрали и телефон, - сказал

Крэндолл. - Я должен за него за два месяца.

- Я тоже, - вставил Моррисон.

- Меня ободрали как липку, - сказал Крэндолл. - Ни гроша

не осталось. Пойми, за себя я не волнуюсь. Я могу питаться

и бесплатной похлебкой. Но я не могу телепортировать тебе

ни капли воды. Ни тебе, ни Рэмстаатеру.

- Джиму Рэмстаатеру?

- Ага. Он шел по следам золота на севере, за Забытой

речкой. На прошлой неделе у его пескохода сломалась ось, а

поворачивать назад он не захотел. Вчера у него кончилась

вода.

- Я бы поручился за него, если бы мог, - сказал Моррисон.

- И он бы поручился за тебя, если бы мог, - ответил

Крэндолл. - Но он не может, и ты не можешь, и я не могу.

Томми, у тебя осталась только одна надежда.

- Какая?

- Найди породу. Не просто признаки золота, а настоящее

месторождение, которое стоило бы настоящих денег. Потом

позвони мне. Если это будет в самом деле золотоносная

порода, я приведу Уилкса из "Три Плэнет Майнинг" н заставлю

его дать нам аванс. Он, вероятно, потребует пятьдесят

процентов.

- Но это же грабеж!

- Нет, это просто цена кредита на Венере, - ответил

Крэндолл. - Не беспокойся, все равно останется немало. Но

сначала нужно найти породу.

- 0'кэй, - сказал Моррисон. - Она должна быть где-то

здесь Макс, какое сегодня число?

- Тридцать первое июля. А что?

- Просто так. Я позвоню тебе, когда что-нибудь найду.

Повесив трубку, Моррисон присел на камень и тупо уставился в

песок. Тридцать первое июля. Завтра у него день рождения.

О нем будут думать родные. Тетя Бесс в Пасадене, близнецы в

Лаосе, дядя Тед в Буранго. И, конечно, Джейн, которая ждет

его в Тампа.

Моррисон понял, что, если он не найдет породу, завтрашний

день рождения будет для него последним.

Он поднялся, снова упаковал телефон рядом с пустыми

флягами и направился на юг.

Он шел не один. Птицы и звери пустыни шли за ним. Над

его головой без конца молча кружились черные коршуны. По

сторонам, уже гораздо ближе, его сопровождали песчаные

волки, высунув языки в ожидании, когда же он упадет

замертво...

- Я еще жив! - заорал на них Моррисон.

Он выхватил револьвер и выстрелил в ближайшего волка.

Расстояние было футов двадцать, но он промахнулся. Он встал

на одно колено, взял револьвер в обе руки и выстрелил снова.

Волк завизжал от боли. Стая немедленно набросилась на

раненого, и коршуны устремились вниз за своей долей.

Моррисон сунул револьвер в кобуру и побрел дальше. Он

знал, что его организм сильно обезвожен. Окружающие

предметы прыгали и плясали перед его глазами, и его шаги

стали неверными. Он выбросил пустые фляги, выбросил все,

кроме набора для анализов, телефона и револьвера. Или он

уйдет из этой пустыни победителем, или не уйдет вообще.

Признаки золота были все такими же обильными. Но он все

еще не мог найти никакого ощутимого богатства.

К вечеру он заметил неглубокую пещеру в подножье утеса.

Он заполз в нее и устроил поперек входа баррикаду из камней.

Потом он вытащил револьвер и оперся спиной о заднюю стену.

Снаружи фыркали и щелкали зубами волки. Моррисон

устроился поудобнее и приготовился провести всю ночь

настороже.

Он не спал, но и не бодрствовал. Его мучили кошмары и

видения. Он снова оказался на Земле, и Джейн говорила ему:

- Это тунцы. У них что-то неладно с питанием. Они все

болеют.

- Проклятье, - отвечал Моррисон. - Стоит только

приручить рыбу, как она начинает привередничать.

- Ну что ты там философствуешь, когда твои рыбы больны?

- Позвони ветеринару.

- Звонила. Он у Блейков, ухаживает за их молочным китом.

- Ладно. Пойду посмотрю.

Он надел маску и, улыбаясь сказал:

- Не успеешь обсохнуть, как уже приходится лезть снова.

Его лицо и грудь были влажными.

Моррисон открыл глаза. Его лицо и грудь в самом деле

были мокры от пота. Вглядевшись в перегороженное устье

пещеры, он насчитал два, четыре, шесть, восемь зеленых глаз.

Он выстрелил в них, но они не отступили. Он выстрелил

еще раз, и пуля отлетев от стенки, осыпала его режущими

осколками камня. Продолжая стрелять, он ухитрился ранить

одного из волков. Стая разбежалась.

Револьвер был пуст. Моррисон пошарил в карманах и нашел

еще пять патронов. Он тщательно зарядил револьвер. Скоро,

наверное, рассвет.

Он снова увидел сон - на этот раз ему приснился "Особый

старательский". Он слышал рассказы о нем во всех маленьких

салунах, окаймлявших Скорпионову пустыню. Заросшие щетиной

пожилые старатели рассказывали о нем сотню разных историй, а

видавшие виды бармены добавляли свои варианты. Его заказал

Кэрк в восемьдесят девятом году - большой, специально для

себя. Эдмонсон и Арслер отведали его в девяносто третьем.

Это было несомненно. И другие заказывали его, сидя на своих

драгоценных жилах. По крайней мере так рассказывали.

Но существовал ли он на самом деле? Был ли вообще такой

коктейль - "Особый старательский"? Доживет ли он до того,

чтобы увидеть это радужное чудо, выше колокольни, больше

дома, дороже, чем сама золотоносная порода?

Ну конечно! Вон, он уже почти может его разглядеть.

Моррисон заставил себя очнуться. Наступило утро. Он с

трудом выбрался из пещеры навстречу дню.

Он брел и полз к югу, за ним по пятам шли волки, по нему

пробегали тени крылатых хищников. Он скреб пальцами камни и

песок. Вокруг были обильные признаки золота. Верные

признаки!

Но где же в этой заброшенной пустыне золотоносная порода?

Где? Ему уже было почти все равно. Он гнал вперед свое

сожженное солнцем, высохшее тело, остановившись только для

того, чтобы отпугнуть выстрелом подошедших слишком близко

волков.

Осталось четыре пули.

Ему пришлось выстрелить еще раз, когда коршуны, которым

надоело ждать, начали пикировать ему на голову. Удачный

выстрел угодил прямо в стаю, свалив двух птиц. Волки начали

грызться над ними. Моррисон, уже ничего не видя, пополз

вперед.

И упал с гребня невысокого утеса.

Падение было не опасным, но он выронил револьвер. Прежде

чем он успел его найти, волки бросились на него. Только их

жадность спасла Моррисона. Пока они дрались над ним, он

откатился в сторону и подобрал револьвер. Два выстрела

разогнали стаю. После этого у него осталась одна пуля.

Придется приберечь ее для себя - он слишком устал, чтобы

идти дальше. Он упал на колени. Признаки золота здесь были

еще богаче. Они были фантастически богатыми. Где-то совсем

рядом...

- Черт меня возьми! - вырвалось у Моррисона. Небольшой

овраг, куда он свалился, был не чем иным, как сплошной

золотой жилой.

Он поднял с земли камешек. Даже в необработанном виде

камешек весь светился глубоким золотым блеском - внутри него

сверкали яркие красные и пурпурные точки.

- Проверь, - сказал себе Моррисон. - Не надо ложных

тревог. Не надо миражей и ложных надежд. Проверь.

Рукояткой револьвера он отколол от камня кусочек. С виду

это была золотоносная порода. Он достал свой набор для

анализов и капнул на камень белым раствором. Раствор

вспенился и зазеленел.

- Золотоносная порода, точно! - сказал Моррисон,

окидывая взглядом сверкающие склоны оврага. - Эге, я богач!

Он вытащил телефон и дрожащими пальцами набрал номер

Крэндолла.

- Макс! - заорал он. - Я нашел! Я нашел настоящее

месторождение!

- Меня зовут не Макс, - сказал голос по телефону.

- Что?

- Моя фамилия Бойярд, - сказал голос.

Экран засветился, и Моррисон увидел худого желтолицего

человека с тонкими усиками.

- Извините, мистер Бойярд, - сказал Моррисон, - я,

наверное, не туда попал. Я звонил...

- Это неважно, куда вы звонили, - сказал мистер Бойярд.

- Я участковый контролер Телефонной компании Венеры. Вы

задолжали за два месяца.

- Теперь я могу заплатить, - ухмыляясь, заявил Моррисон.

- Прекрасно, ответил мистер Бойярд. - Как только вы это

сделаете, ваш телефон снова будет включен. Экран начал

меркнуть.

- Подождите! - закричал Моррисон. - Я заплачу, как

только доберусь до вашей конторы! Но сначала я должен еще

раз позвонить. Только один раз, чтобы...

- Ни в коем случае, - решительно ответил мистер Бойярд.

- После того как вы оплатите счет, ваш телефон будет

немедленно включен.

- Но у меня деньги здесь! сказал Моррисон. - Здесь, со

мной.

Мистер Бойярд помолчал.

- Ладно, это не полагается, но, я думаю, мы можем выслать

вам специального робота-посыльного, если вы согласны

оплатить расходы.

- Согласен!

- Хм... Это не полагается, но я думаю... Где деньги?

- Здесь, - ответил Моррисон. - Узнаете? Это

золотоносная порода!

- Мне уже надоели эти фокусы, которые вы, старатели,

вечно пытаетесь мне устроить. Показываете горсть

камешков...

- Но это на самом деле золотоносная порода! Неужели вы

не видете?

- Я служащий, - ответил мистер Бойярд, - а не ювелир. Я

не могу отличить золотоносной породы от золототысячника.

Экран погас.

Моррисон лихорадочно пытался дозвониться до конторы.

Телефон молчал - не слышно было даже гудения. Он был

отключен.

Моррисон положил телефон на землю и огляделся вокруг.

Узкий овраг, куда он свалился, тянулся прямо ярдов на

двадцать, потом сворачивал влево. В его крутых склонах не

было видно ни одной пещеры, ни одного удобного места, где

можно было бы устроить баррикаду.

Он услышал сзади какое-то движение. Обернувшись, он

увидел, что на него бросается огромный старый волк.

Моррисон, ни секунды не раздумывая, выхватил револьвер и

выстрелил, размозжив голову зверя.

- Черт возьми, - сказал Моррисон, - я хотел оставить эту

пулю для себя.

Он получил отсрочку на несколько секунд и бросился вниз

по оврагу в поисках выхода. Золотоносная порода сверкала

вокруг красными и пурпурными искрами. А позади бежали

волки.

Моррисон остановился. Излучина оврага привела его к

глухой стене.

Он прислонился к ней спиной, держа револьвер за ствол.

Волки остановились в пяти футах от него, собираясь в стаю

для решительного броска. Их было десять или двенадцать, и в

узком проходе они сгрудились в три ряда. Вверху кружили

коршуны, ожидая своей очереди.

В этот момент Моррисон услышал потрескивание

телепортировки. Над головами волков появился воздушный

вихрь, и они торопливо попятились назад.

- Как раз вовремя, - сказал Моррисон.

- Вовремя для чего? - спросил Уильямс-4, почтальон.

Робот вылез из вихря и огляделся.

- Ну-ну, молодой человек, - произнес Уильямс-4, - ничего

себе, доигрались! Разве я вас не предостерегал? Разве я не

советовал вернуться? Посмотрите-ка!

- Ты был совершенно прав, - сказал Моррисон. - Что мне

прислал Макс Крэндолл?

- Макс Крэндол ничего не прислал, да и не мог прислать.

- Тогда почему ты здесь?

- Потому что сегодня ваш день рождения, - ответил

Уильямс-4. - У нас на почте в таких случаях всегда

специальная доставка. Вот вам.

Уильямс-4 протянул ему пригоршню писем - поздравления от

Джейни, теток, дядей и двоюродных братьев с Земли.

- И еще кое-что есть, - сказал Уильямс-4, роясь в своей

сумке. - Должно быть кое-что еще. Постойте... Да, вот.

Он протянул Моррисону маленький пакет.

Моррисон поспешно сорвал обертку. Это был подарок от

тети Мины, жившей в Нью- Джерси. Он открыл коробку. Там

были соленые конфеты - прямо из Атлантик-Сити.

- Говорят, очень вкусно, - сказал Уильямс-4, глядевший

через его плечо. - Но не очень уместно в данных

обстоятельствах. Ну, молодой человек, очень жаль, что вам

придется умереть в день своего рождения. Самое лучшее, что

я могу вам пожелать, - это быстрой и безболезненной кончины.

Робот направился к вихрю.

- Погоди! - крикнул Моррисон. - Не можешь же ты так

меня бросить. Я уже много дней ничего не пил. А эти

волки...

- Понимаю, - ответил Уильямс-4. - Поверьте, это не

доставляет мне никакой радости. Даже у робота есть

кое-какие чувства.

- Тогда помоги мне!

- Не могу. Правила почтового ведомства это категорически

запрещают. Я помню, в девяносто седьмом году меня примерно

о том же просил Эбнер Лоти. Его тело потом искали три года.

- Но у тебя есть аварийный телефон? - спросил Моррисон.

- Есть. Но я могу им пользоваться только в том случае,

если со мной произойдет авария.

- Но ты хоть можешь отнести мое письмо? Срочное письмо?

- Конечно, могу, - ответил робот. - Я для этого и

создан. Я даже могу одолжить вам карандаш и бумагу.

Моррисон взял карандаш и бумагу и

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У Шекли великолепные вещи "Обмен разумов", "Цивилизация статуса", "Абсолютное оружие".

И вообще рассказы у Шекли хороши - ироничные, парадоксальные, философские. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×